Казак-либерал Гнилорыбов, или Как надувают мыльные пузыри

В январе в журнале «Сноб» вышел материал под двусмысленным названием «Как живут казаки-оппозиционеры». Перед тем как перейти непосредственно к материалу, сразу обозначим специфику медийной площадки под названием «Сноб».

«Казак» Павел Гнилорыбов

В разное время с журналом работали такие «светочи» культуры, как Андрей Макаревич, Олег Кашин, Сергей Пархоменко, Борис Акунин и т. д. В итоге журнальная площадка была так сильно засижена оппозиционерами разного толка, что в 2011-м несколько участников проекта покинули его, написав открытое письмо руководству, критикуя редакторскую политику «Сноба».

Хотя вполне возможно, что в лучших традициях местных борцов за идею они просто не поделили полянку и все дары, что она приносит… или не приносит, т. к., как и все оппозиционные издания, «Сноб» без финансовых прививок нежизнеспособен.

И как же живут «казаки-оппозиционеры»?

С первых же строк журнал заклеймил казачество как странный и пугающий феномен, обозначив казаков в качестве «ряженых» и «нагаечников». После этого, так сказать, с корабля на бал, «Сноб» заявил, что есть «часть казачьего общества», которая возмущена тем имиджем, который буквально на этих же страницах сами журналисты и создали строчку назад. Как же велика эта «часть»?

Как ни скребли по сусекам «снобы», но более трёх «казаков» наскрести не смогли. Итак, первый по порядку, но явно не по значению – Павел Гнилорыбов. Согласно «Снобу», Павел родился на Дону в городе Каменске-Шахтинском Ростовской области и учился в казачьем классе. Но на малой родине Паша не прижился, а потому подался в столицу, ставшей центром притяжения для массы максимально тщеславных. Закончив истфак МГУ, по традиции «всем сердцем любя Дон», остался в Москве, найдя в оппозиционных конторах стремнину в русло жизни. Водя пешие экскурсии по городу, он периодически выступает с поддержкой ЛГБТ, критикой реестрового казачества и наряжается в женское платье.

Гнилорыбов «в центре внимания»

Сам Гнилорыбов даже не скрывает, что живёт не трудами рук своих, а, как ныне говорят, хайпом. Вот прямая цитата:

«Если вы чувствуете, что в вашей жизни не хватает драйва, вы объявляете себя «межгалактическим казаком», начинаете рассылать пресс-релизы, и часть СМИ напишут об этом на полном серьезе».

По словам «Сноба», Гнилорыбов – донской казак, либерал и атеист (!).

Следующий персонаж этого могучего воинства – Михаил Попов. Он менее известен, нежели Гнилорыбов, который уже давно рыскает по Москве, со времён «Пусси Райот». Попов, согласно «Снобу», тоже донской казак. Правда, на Дону вы его и днём с огнём не найдёте. Миша студент и учится в Московском физико-техническом институте по специальности «Управление движением геокосмических систем». Уж не знаю, насколько этот казак проникся бескрайними глубинами космоса, но уже на первом курсе вместо прилежной учёбы он с рядом братьев по разуму организовал телеграм-канал «База данных: провокаторы, штрейкбрехеры, наймиты».

Михаил Попов и его борьба

На этом канале первокурсники размещали личные данные политических оппонентов своего маленького вождя Навального, которые посмели высказать своё мнение на их родной площадке – на улице. Туда же шла личная информация создателей страниц в поддержку Донбасса, страниц, критикующих политику США и т.д. В общем, юные борцы занимались мелким доносительством. Этика? Какая этика, когда на вчерашних школьников, совсем недавно бродивших сальным взглядом по страницам порнографических сайтов, обратили внимание СМИ и «серьёзные» люди. Сейчас Миша ни о каком космосе и слышать не хочет, мечтая о политической карьере и планируя создать свой YouTube-канал на «донском диалекте» с русскими субтитрами.

Владимир Мелихов

Список «части несогласных» замыкает донской казак Владимир Мелихов. Называя Мелихова «самым известным казаком России», «Сноб» не так уж не прав. Более одиозной рекламной кампании в свою честь никто из вышеназванных «казаков» не устраивал. Конечно, так же, как и молодая поросль, Владимир, которому перевалило за 60 лет, на Дону бывает редко и предпочитает проживать в Подольске, приторговывая стройматериалами.

После распада СССР Мелихов открыл музей «антибольшевистского сопротивления», там же открыл мемориал «Донские казаки в борьбе с большевиками» с упоминанием такого «героя», как Пётр Краснов (белогвардейский генерал, а позже сотрудник СС).

Уж не знаю, насколько хорошо владеет Владимир шашкой, но языком он наворотил немало. Казаки, по Мелихову, сплошь либералы, а также отдельный народ, СССР – это тот же «рейх», а Краснов и прочие — просто «патриоты». И, конечно, Мелихов поддержал «майдан» и «декоммунизацию». Владимир считает себя православным, правда, священников для своих сабантуев предпочитает завозить из РПЦЗ, т.е. из-за кордона. При этом каждый раз, когда гражданином начинают интересоваться компетентные органы, он чуть ли не опровергает всё прежде озвученное.

Адепты Мелихова

Своих последователей он набирает по принципу «курочка по зёрнышку», поэтому создаётся картина своеобразного казачьего табора, где «кто раньше встал, тот красивее оделся». В толпе проплывают мятые папахи поверх не первой свежести голов, перемежаясь с фуражками, пестрят жеваные кителя с монструозными погонами и камуфляжное нечто мешковатого типа. В общем, знатные борцы за… а бог его знает, за что.

Мыльные пузыри тоже способны занять пространство

Казалось бы, «атомарный» вес этих личностей ничтожен. Всего лишь мыльные пузыри большого объёма с тонкой оболочкой. Чем их надували, и знать не хочется. Казаки? Какие? Казаки, которые во время джигитовки в лучшем случае всего лишь отсекут себе уши, коней видели разве что в зоопарке, военную службу проходили в видеоиграх, а форму несут на себе словно мешок, зато каждый раз разного цвета… И особо радуют казаки-атеисты, что тождественно бабнику-гомосексуалисту.

Но в современном пластиковом мире, в котором малолетние недоучки становятся экологами, лишь бы была площадка для популяризации, в самом деле возможно всё. Важность содержания исчезла, осталась важность упаковки и её количество. При этом личности, которые играют роль упаковки, ничего не значат. В лучшем случае они в итоге комфортно пристроятся, в худшем – просто растворятся, периодически выпрыгивая из своей прижизненной могилы в парах меркаптана. И главное, что эти люди о таких вещах даже не задумываются, для них главное — фигурирование в центре внимания, в центре толпы. И их было и будет много…

Михаил Попов на очередном оппозиционном мероприятии, держит флаг Всевеликого войска Донского

Где последний раз пробегала Евгения Чирикова, удачно вышедшая в «кэш» и в тираж, в каком времени и пространстве растворился Бабченко, куда делся Соколовский, ловивший в храме покемонов, и когда «лопнул» Миша Конев, отчисленный студент и активист молодёжного «Парнаса»… Где все эти люди? Пузырь лопнул, а пустота внутри растворилась.

Но благодаря современным технологиям надуть новое тучное облако пузырей сравнительно недорого стоит. А тридцать лет полного отсутствия государства на идеологической площадке и падение образования позволило упростить поиск даже тех истеричных оболочек, которые будут играть роль мыльной брони очередного пузыря. И как только относительно новый «мыльный» эколог (врач, пролетарий, актёр, певица) лопается, на его место уже устремляются орды горлопанов.

И всё это сваливается на несчастного обывателя, словно пыльная буря. В общественном транспорте «мыльные пузыри» зуммерят из динамиков, проникая внутрь черепной коробки. Из смартфона это пенное шоу льётся безостановочно. Вечером у телевизора, во время азартного сёрфинга по спутниковым каналам нет-нет да проявится очередной активист. И отъезжающий в другую страну обыватель бежит порой не с Родины, а от той мыльной пены, которая заполнила собой всю информационную площадку. За этой пеной не видно будущего, она режет глаза. А государство, как мы помним, давно устранилось с идеологической площадки.

Восточный ветер.

Источник ➝

Забей, я тебя умоляю!

Владимир Никитович Маслаченко – прекрасный вратарь и потрясающий спортивный комментатор – родился 5 марта 1936 г. в Васильковке в 100 километрах от Днепропетровска. Отец Владимира был очень хорошим ветеринаром, его знала и любила вся Днепропетровская область: гужевой транспорт был основным, да и живность на Украине была у многих, поэтому и ветеринар был в большом почёте. Семья перебралась в Кривой Рог, что в 150 километрах от областного центра: народу там жило втрое меньше, чем в Днепропетровске, работы у ветеринара было не так много.

Там, в Кривом Роге и началась спортивная карьера будущего вратаря сборной СССР и московского «Спартака». Но футболистом он стал далеко не сразу: занимался и волейболом, и лёгкой атлетикой, и пинг-понгом. Футбольная карьера началась почти хрестоматийно: мама, крепко держа за руку, повела его к доктору, приодела в пошитые из ленд-лизовских тканей короткие штанишки и шикарный пиджачок букле «в ёлочку». По булыжной мостовой они дошли до площади, где булыжника не было: был песок, земля, где-то несколько травинок пробивалось. Вот на этом «пятачке» местная полуголодная и оборванная пацанва, соорудив из чего придётся «ворота», гоняла что-то отдалённо напоминающее футбольный мяч. Нападающий пробил по воротам, вратарь растянулся в пыли, но мяч пропустил. Володя вырвал у мамы свою руку, прыгнул в угол, и мяч поймал. Мама тут же отвесила сорванцу кроткую, но весомую затрещину, но один из игравших мальчишек, тот, что был старше и авторитетнее, по кличке «Машига» оценив смелость, реакцию и красоту прыжка, позвал Володю играть в футбол.

Дважды его просить не надо было, и уже вечером Володя был на «стадионе». Потом дома его бесконечно лупили, даже не столько за футбол, сколько за вечно рваную одежду, за то, что башмаков и на месяц не хватало. Но был и ещё один тяжкий грех: как-то мама обнаружила, что у неё пропали чулки – те, кто жил после войны, знают, какая это была ценность. В семье провели свое расследование, и выяснили, что к пропаже вожделенного предмета дамского гардероба прямое отношение имеет малолетний преступник Володя: он использовал мамины чулки для пошива футбольных мячей, в чём, надо признаться, изрядно поднаторел.

В то же время он получил свое первое прозвище – «Козёл», за то, что много, далеко и с удовольствием прыгал, правда, сначала не в воротах, а, ещё не зная, что лет через 30 снимут чудесный фильм «Генералы песчаных карьеров», на многочисленных в тех местах заброшенных карьерах и отвалах. Да и начинал он играть не в воротах, а, как и позднее Ринат Дасаев – в нападении, причём, весьма недурно, много забивал и был штатным пенальтистом.

И в воротах он оказался не потому, что, как раньше стращали, мол, будешь плохо играть, поставим в ворота – ему просто было интересно.

В 1951 году, когда Владимиру едва исполнилось 15, его пригласили в юношескую команду «Строителя», а затем в криворожский «Спартак». На республиканской спартакиаде команда Днепропетровской области, ворота которой защищал Маслаченко, была второй, а сам Владимир стал лучшим вратарём турнира. Спустя два года его пригласили в днепропетровский «Металлург», который под именем «Днепр» в 1988-м году станет чемпионом СССР, а в те годы выступал в классе «Б», хотя и «по мастерам». Родители настояли, и Владимир поступил в медицинский институт, и, пока выступал за «Металлург», успел окончить три курса.

О московском «Спартаке» Маслаченко мечтал всегда, и должен был там оказаться ещё в 1955-м, но не срослось. В Москву он попал в 1957, но не в «Спартак», а в «Локомотив». В финале Кубка СССР Маслаченко, играя против своих кумиров, оставил ворота «сухими», «Паровоз» обыграл «Спартак» 1:0 и взял Кубок. В 1961-м журнал «Огонёк» назвал его лучшим вратарём страны.

Чуть раньше его включили в молодёжную сборную СССР и даже назначили капитаном, но там он долго не задержался, и уже в 1957-м стал игроком первой сборной, попал на чемпионат мира 1958-го, выиграл первый чемпионат Европы в 1960-м, поехал на чемпионат мира 1962-го.

Тут, надо сказать, ему не повезло: железобетонным вратарём в сборной СССР был непревзойдённый Лев Яшин. Сдвинуть его «из рамки» не получилось даже тогда, когда в Чили он играл с сотрясением мозга: тренер Гавриил Качалин просил Москву дать Яшину отдохнуть и поставить на игру с Уругваем Маслаченко, но получил категорический отказ – суеверия были даже в насквозь атеистической Стране Советов: все думали, что Яшин приносит удачу. Так бывает: если у полевого игрока, стоящего за спиной «звезды» есть шанс проявить себя, выйдя хотя бы на замену, то у вратаря таких шансов практически нет. Сколько их состарилось за спиной Буффона, Дзофа, Касильяса, Акинфеева… Что далеко ходить: в нынешней сборной Германии великолепный Марк-Андре тер Штеген много лет «полирует лавку», потому, что есть Мануэль Нойер. Но, когда ещё не было ни Нойера в «Баварии», ни тер Штегена в «Барселоне», которые в своих командах являются, по сути, если и не опорными полузащитниками, то защитниками – наверняка, Маслаченко говорил, что главное качество вратаря – умение быстро начать атаку, превратить атаку соперника в свою атаку, воспользовавшись тем, что соперник развёрнут к чужим воротам.

В «Спартак» Маслаченко не отпускали, всячески переходу препятствовали, но своего он добился в 1962-м, и сразу же выиграл с командой «золото». За «Спартак» Маслаченко выступал до 1969-го года, до 1966-го был его капитаном, дважды – в 1963-м и в 1965-м выиграл Кубок СССР, дважды – в 1963-м и 1968-м – «серебро» чемпионата страны. В тот «Спартак» стремились многие, а Маслаченко, попав туда, по его же словам «выиграл миллион по трамвайному билету». Но за несколько лет до своей смерти он сказал, что в нынешний «Спартак» он бы не пошёл.

Маслаченко для всех тренеров, которые с ним работали, был не простым игроком. У него были свои чёткие представления о том, как тренироваться, как готовиться к игре, как играть. Он не довольствовался тем, что есть, а смотрел дальше в вопросах тактики командной игры вообще и вратарской – в частности. Играя на выходах, он всегда бросался в ноги нападающему руками, считая это самым эффективным в такой ситуации, и позднее, уже став великолепным футбольным комментатором, критиковал многих вратарей, в том числе, и Дасаева, за то, что они встречают нападающего ногами: Маслаченко был уверен, что такая игра вратаря облегчает задачу нападающему, ведь вратарь, пусть и ненадолго, теряет мяч из виду.

Про невероятную смелость Маслаченко писал даже большой знаток и любитель футбола Лев Кассиль, автор знаменитого «Вратаря». Но Маслаченко был не только смел, он был очень расчётлив, когда надо, не старался поймать мяч «намертво», а и играл кулаком, чему его научил вратарь «Металлурга» Михаил Тисовский. Тем не менее, такая игра не могла обойтись без травм, коих у Маслаченко за его карьеру было, может быть, даже больше, чем у его коллег по цеху: его голову очень часто путали с мячом, и били по ней нещадно – не всякому боксёру столько перепадало. Перед чемпионатом мира 1962-го сборная СССР играла товарищеские матчи в Коста-Рике, и там Маслаченко сломали челюсть.

Будучи капитаном «Спартака», Маслаченко замахнулся на святая святых: на любительский футбол, доказывая, что только на профессиональном уровне можно добиться настоящих успехов. О том, что по факту в СССР спорт любительским не был уже очень давно, знали все и в стране, и за её пределами, и откровенно смеялись над нами. Большие спортсмены лишь числились рабочими, инженерами, офицерами или студентами, а на самом деле кроме спорта ничем больше не занимались, и за это, помимо зарплаты по «основному» месту работы, получали ещё и весьма приличные спортивные «стипендии». Так зачем же лицемерить? Другой вопрос, что переход в профессионалы закрывал дорогу на Олимпиады и некоторые другие международные турниры, которые проводились «любительскими» федерациями.

Футболиста Владимира Маслаченко я почти не видел: клубный футбол в те годы телевидение показывало редко, а за сборную, когда я начал смотреть футбол, он уже не играл. В 1969-м Маслаченко вообще ушёл из футбола. Ушёл как игрок, но футбол остался в его жизни навсегда. Сначала он, неплохо зная французский язык, уехал в Африку, где два года работал тренером-консультантом сборной Чада. А потом началась новая жизнь Маслаченко: он стал, вероятно, лучшим за всю историю, футбольным комментатором. Первое время у него был крохотный спортивный блок в программе «Время», который выходил перед самой погодой, а затем стал вести репортажи со стадионов. Что и говорить, Николю Озерову Маслаченко, поначалу, проигрывал: люди не сразу воспринимают что-то новое, но, чем дальше, тем больше я стал понимать, что новый комментатор – это совершенно другой, качественно более высокий уровень освещения футбола.

Сегодня мне комментатор не очень-то и нужен, поскольку, во-первых, игру показывают с трёх десятков камер, и любой эпизод в повторах можно самостоятельно разобрать на мельчайшие детали. Во-вторых, большинство матчей, особенно зарубежных, комментатор «работает под картинку», то есть, сидя в студии, видит то же самое, что и я, сидя дома на диване. Во времена, когда Маслаченко начинал работать на телевидении, матч транслировался, в лучшем случае, тремя камерами, многое в кадр не попадало, и комментатор рассказывал мне то, чего я не вижу. Большинство коллег Маслаченко сосредотачивали своё и моё внимание на игроке с мячом, упуская из виду его партнёров и соперников. Маслаченко же рассказывал, что происходит в целом, становясь моими глазами. Он, например, научил меня видеть, когда игрок без мяча уводит своего опекуна куда-то в сторону, освобождая своему партнёру коридор для развития атаки. Благодаря Маслаченко я сегодня вижу, как, предположим, Луис Суарес своими, на первый взгляд, бессмысленными рывками, ни разу не коснувшись мяча в ходе атаки, обеспечивает свободу рук, вернее, ног, Месси, который делает результат. Благодаря Маслаченко, я понимаю, что тот же Месси, «делает» гол, не вбегая в чужую штрафную, сломя голову, а, наоборот, как будто тормозя атаку «Барсы», застревает в опорной зоне «Реала», но выключает из игры Ковачича и Каземиро, которые не знают, что делать, а в это время Серхи Роберто и Суарес раскатывают одинокого Рамоса.

Вот после таких моментов, которые я научился понимать благодаря Маслаченко, у меня и родилась фраза: «С мячом, и дурак сможет. Ты без мяча попробуй!».

Маслаченко работал на нескольких чемпионатах мира. Комментируя финал Лиги Чемпионов 1999-го «Манчестер Юнайтед» – «Бавария», он сломал стул, когда англичане за минуту до конца матча вырвали победу. Работая на финале 2005-го года, он лишний раз показал, насколько хорошо понимает футбол. После первого тайма «Милан» вчистую обыгрывал «Ливерпуль» по счёту – 3:0, но самое главное – по игре, но Маслаченко уверенно заявил, что во втором тайме всё изменится, и как в воду глядел: англичане счёт сравняли и выиграли по пенальти. Комментарии Маслаченко отличались, с одной стороны, уважением, отсутствием высокомерия, а с другой – доброй ироничностью и прекрасным чувством юмора.

У каждого комментатора есть фраза, которая живёт и после его ухода. Все помнят, как в финале Олимпиады-88 Маслаченко крикнул в запале: «Савичев, забей, я тебя умоляю!». Но была и ещё одна. Как-то, после нулевой ничьей, унылой не по счёту, а по игре, он в сердцах бросил: «Футбол без голов, что свадьба без гармони…». Он ушёл в ноябре 2010 года через две недели после своего последнего репортажа. И теперь футбол без Маслаченко…

Николай Кузнецов. Aeslib.ru.

На вооружение мотострелковой дивизии ЮВО в Ростовской области поступили 152-мм гаубицы «Мста-Б»

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх