Сергей Нечаев: «темный чуланчик» русской революции

13 марта исполнится очередная годовщина «первомартовского дела» - убийства Александра II. Поэтому я решил дать накануне несколько портретов революционных деятелей того времени. Тем более, что их интерпретации зачастую грешили однобокостью. Во времена империи народовольцев героизировали, а в нынешние — демонизируют.

Почему я решил начать с «проклятия» русской революции — с Сергея Геннадиевича Нечаева? С одной стороны, именно он начал создавать своего рода партию нового типа, а с другой, есть и личные причины.

У нас с ним общая родина — Иваново (с. Иваново, г. Иваново-Вознесенск). А сейчас я живу в городе, в котором осталась последняя улица его имени — в Уфе.

Родился Сергей Нечаев 2 октября 1847 года в селе Иваново в семье вольноотпущенных крестьян. Его отец, Геннадий Нечаев, был внебрачным сыном помещика Петра Епишкова. Отсюда и фамилия Нечаев — нежданный, нечаянный. В 10 лет отец-помещик его продал вместе с матерью другому крепостнику.

Мать нашего героя тоже была из крепостных, но, работая портнихой, выкупилась на свободу. Сам Сергей уже с 9-летнего возраста начал работать. Сначала полотером, потом мальчиком на побегушках в купеческой лавке. А с 14 лет он уже помогал отцу в обслуживании банкетов в качестве официанта. Его семья платила за хороших наставников, которые обучали Сергея латыни, немецкому, французскому, истории, математике и риторике.

Почему я так подробно остановился на этом? Дело в том, что для понимания его изуродованной души стоит взглянуть и на те обстоятельства, при которых она сформировалась. С одной стороны, он получил образование, равное 6-му классу гимназии, с другой — с раннего детства на побегушках, в халдеях. А тут еще и знакомство с будущим народовольцем, писателем Филиппом Нефедовым. Именно тогда Сергея Нечаева стали преследовать «исчезающие мальчики» - ивановские дети, приходившие в 9 лет на местные ткацкие фабрики, а уже к 15 годам пополнявшие ивановские погосты.

В 18 лет (1865г) Нечаев уезжает сначала в Москву, где работает секретарем у Погодина, пытается сдать экзамен на учителя, но проваливается. И уже через год, переехав в Петербург, проходит экзамен и получает место учителя в церковно-приходской школе. К этому времени относится и вхождение Сергея Нечаева в первые революционные кружки. «Худой, с озлобленным лицом и сжатым судорогой ртом, безбородый юноша», — так описывал Сергея Нечаева в своих воспоминаниях один из современников. Он посещал сразу кружок анархистов (Волховского) и кружок социалистов (Натансона и Лопатина). И вот здесь проявились новые качества нашего героя — неразорчивость в средствах при достижении цели.

Лист об организации протестного движения с 97 подписями слушателей Медико-хирургической академии, поддавшихся на его радикальные воззвания, он стал использовать против них самих: выдавал эти лица за членов некоего революционного кружка, затем «случайно» допустил попадание списка этих фамилий в распоряжение Третьего отделения. Сам же Сергей Нечаев, как только возникла угроза ареста, удачно эмигрировал в Швейцарию. Причем, среди студентов с помощью нехитрой мистификации он распространил версию о своем аресте и побеге. Просто, проезжая мимо студентов в карете, он уронил им под ноги листок, в котором сообщал фантастичные подробности ареста и побега.

За границей он вошел в общество Бакунина, который в свою очередь познакомил Нечаева с Огаревым и Герценом. Вместе с Бакуниным составил «Катехизис революционера», который и сам стал проклятием для революционной среды из-за своей нечеловечности. В нем впервые во главу угла ставится террор и полная отрешенность революционера от любых человеческих проявлений. «Природа настоящего революционера исключает всякий романтизм, всякую чувствительность, восторженность и увлечение», - пишет он в нем. «Революционер вступает в государственный, сословный и так называемый образованный мир и живёт в нём только с целью его полнейшего, скорейшего разрушения. Он не революционер, если ему чего-нибудь жаль в этом мире», - утверждает он.

Бакунину, Герцену, Огареву он предстал в качестве представителя партии «Народная расправа». Нечаева не смущало, что в ней состоит только он один. Он тут же начал рассылать из-за границы письма многочисленным своим московским и питерским знакомым, в которых намекал на их якобы участие в революционных делах, тем самым ставя их под удар со стороны Третьего отделения. Зато именно этим он продемонстрировал для своих новых друзей-эмигрантов многочисленность и распространенность мифической организации. Получив от Герцена деньги из Бахметьевского фонда (400 фунтов стерлингов) Нечаев отправился в Россию.

Где начался уже второй акт марлезонского балета. Теперь он уже интриговал местные революционные круги тем, что он приехал напрямую от Бакунина и Герцена, и является эмиссаром партии «Народная расправа». Неизвестно, чем бы эта авантюра закончилась, но Нечаев решил повязать участников убийством «предателя» - студента Ивана Иванова в гроте Петровской академии (ныне Сельскохозяйственная академия имени К.А. Тимерязева). Участников быстро схватили, Нечаеву удалось скрыться в Швейцарии, откуда буквально позже его выдали как уголовного преступника. Процесс, состоявшийся без него в 1871 году, ужаснул общественность. До этого она предпочитала видеть в революционерах рыцарей без страха и упрека. А тут начали вскрываться разные мерзости, ложь, провокаторство. Все революционное движение стремилось откреститься от «этого выродка». Не было ничего страшнее в те времена, как обвинение в «нечаевщине». По его делу судились тогда 87 человек.

Сведения о процессе стали доходить и в Швейцарию, которая поспешила выдать. В 1873-м его приговорили к пожизненному заключению в Петропавловской крепости. И тут он надолго исчезает из поля зрения. Достоевский пишет с него «Бесов». Революционеры проклинают его методы, создают «Землю и волю», затем «Народную волю» и «Черный передел». Постепенно террор входит в их повседневную практику. И вот буквально накануне последнего покушения на Александра II к Желябову приносят письмо от Сергея Нечаева, который умудрился распропагандировать свою охрану. Тот предложил организовать ему побег. У народовольцев ответ был однозначный: организация уже потерпела несколько провалов, и все силы были направлены на первомартовское покушение. Побег же Нечаева неминуемо вызвал бы волну арестов и репрессий. Но они решили дать Нечаеву хотя бы видимость выбора, предложили ему самому выбирать: покушение или побег. Сергей Нечаев, прекрасно отдавая отчет, что после покушения его побег тоже станет не возможен, ответил: «Покушение. Я подожду».

А через полтора года в ноябре 1882 года первый демон русской революции скончался в Петрапавловской крепости от водянки.

Владимир ГЛИНСКИЙ.

Что покупать, если рынки перегреты?

Один и тот же вопрос мне задают последнее время. Если, как вы говорите, рынки сейчас перегреты, то что сегодня делать? Не покупать акции? Сидеть в кэше? Или в депозите банка, под ноль целых, Бог его знает сколько десятых? Ждать падений рынков? Как быть со всеми идеями и рыночным потенциалом? Если вы именно сегодня получили деньги. К примеру, квартиру продали...

Друзья, рынки в целом действительно перегреты, и есть масса индикаторов, которые свидетельствуют об этом. Но правда еще и в том, что мест для вложений осталось крайне мало.

Денег на рынке много. Ликвидность зашкаливает. Потому, как ни странно, рынки могут быть еще выше.

Цены на акции оторвались от своих разумных уровней? А что такое эти разумные уровни? Не миф ли это? Существует ли он в принципе, этот самый разумный уровень? Если дивиденд неплох, почему уровни высокие?

Продолжать задавать риторические вопросы, на которые очень немного ответов, или, наоборот, слишком много вариантов ответов, можно долго. Потому просто скажу, что предпочитаю сегодня делать сам.

Разумеется, если приходит клиент и настаивает на включение в состав своего инвестпортфеля одних лишь акций, или одного лишь российского рынка, или, наоборот, одних лишь бондов под 3% годовых максимум, я спорить не могу. В конце концов, это деньги человека, он их заработал, и не мне его учить жизни.

Однако если человек спрашивает меня о том, что я бы сегодня делал, моя стратегия проста, как газета "Гудок". Не менее 70-80% средств я бы сейчас вкладывал в надежные облигации - долги крупных и устойчивых корпораций со стабильным бизнесом. Да, они, эти облигации, сегодня дают максимум 3,5-4% годовых в долларах и 1,5% в евро. Но ничего не поделаешь. Такова реальность. Впрочем, наш бондовый сертификат показывает доходность в размере порядка 8% в долларах.

А с остальным уже полная свобода творчества. Смотрите на все идеи и выбирайте себе по нутру. Идей много. Можете моими пользоваться. Можете "соседскими". Такое соотношение обеспечит вам в любой ситуации вполне комфортную картинку. В лучшем случае, ваша доходность за год составит 7-10%. В худшем потеряете 2-3%.

Как я считаю? Если бонды вам почти гарантированно прибавят за год порядка 4%, то на оставшихся 20% вы, допустим, заработаете 25% за год. Таким образом, доходность портфеля в целом составит примерно 8,5%. Вполне достойно.

Предположим иную ситуацию. Все плохо. Рынки падают. Идет рецессия. Центробанки будут явно вынуждены еще понизить ставки. Значит, бонды с дюрацией года 3-4 прибавят никак не менее 5%, а может даже 6%. Зависит от темпов снижения ставки. Допустим, ваши рискованные вложения упадут аж на 30%. В этой ситуации в целом убыток по портфелю составит порядка 2%. Не смертельно.

Почему я так пессимечтичен? Ничуть я не пессимистичен. Просто осторожен. Жизнь заставила. Я ещё понимаю, что рано или поздно коррекция на рынках начнется. Какой она будет? Вопрос, как говорится, более чем творческий.

Коган Евгений
президент
ИГ "Московские партнеры"

На ТВ-3 – премьера детективного сериала-блокбастера «Багровые реки» от студии Люка Бессона

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх