Рекорды, которые не радуют

Конечно, ничего неожиданного вчера не произошло. После достижения рекордных отметок во вторник американский рынок по всем канонам жанра должен был остановиться и скорректироваться. Остановится-то он остановился, но пока не откорректировался. При этом самый прыткий - индекс NASDAQ сумел попутно, как бы мимоходом все же обновить и свой абсолютный исторический максимум, который теперь равен 8 139,55 пункта. Однако, как мы видим, удержаться на этих высотах не удалось поскольку вся вторая половина дня прошла под давление продавцов, которые больше думали о фиксации прибыли, чем о новых рекордах.

Вообще обновление новых максимумов индексами S&P500 и NASDAQ вызвало целую волну скепсиса со стороны многих аналитиков. Основной посыл с их стороны сводится к следующему: Не дайте себя одурачить и не рассчитывайте на какой-то более-менее уверенный рост. И действительно, несмотря на рекорды, как-то совершенно не видно, чтобы инвесторы массово бежали покупать акции. Обороты на торгах остаются средненькими, а сам рост, за исключением, пожалуй, вторника, идет через пень колоду и совсем не похож на нормальный. Но что есть, то есть.

Конечно, основной движущей силой сейчас остается выходящая квартальная отчетность. Так было и позавчера, так было и вчера. При этом нельзя сказать, что отчетность выходит такая уж блестящая. Скорее смешанная - что-то лучше, что-то хуже даже в рамках одной отчетности по отдельно взятой компании. Но если позавчера инвесторы предпочитали замечать все хорошее и игнорировали все плохое, то вчера мы наблюдали строго обратную картину - весь позитив остался в большинстве случаев незамеченным (за исключением Boeing (BA, +0,39)), а вот весь негатив принимался на Ура и смаковался всеми с особым садомазохизмом. Отсюда и минус 3% по акциям Caterpillar (CAT, -3,03%), и минус 4% при очень даже приличной отчетности по акциям AT&T (T, -4,08%). А уж про акции Biogen (BIIB, -2,52%) вообще обидно говорить. На фоне очень сильной отчетности акции этой интереснейшей биотехнологической компании сначала сразу же после выхода отчетности конечно вынесли наверх (на премаркете почти +3%), но затем "утоптали", не оставив никаких надежд на рост.

В общем, торги вчера явно не задались и оставили достаточно тусклое, и, главное, грустное впечатление. И поэтому ни локальный рост в отдельных акциях, ни обновление NASDAQом своего исторического максимума никого особо не обрадовало.

По итогам торгов иностранными ценными бумагами на Санкт-Петербургской бирже в среду 24 апреля было заключено более 43 тысяч сделок на общую сумму почти 77 млн. долларов США.

Ожидания рынка 25 апреля. Участники рынка продолжают внимательно следить за выходящей корпоративной квартальной отчетностью. Вышедшая ночью после окончания торгов ее новая порция ситуации сильно не изменила. Отчетность по всем наиболее знаковым компаниям вышла ровно в рамках ожиданий - по Tesla хуже, по платежным системам Visa и PayPal - инлайн, а по лидерам технологического сектора - Microsoft и Facebook - лучше. Конечно, особо порадовал Facebook, по поводу отчетности которого у многих аналитиков были сомнения. Но Марк Цукерберг умеет удивлять, и он это сделал в очередной раз. Реакция рынка на вышедшую отчетность от Facebook была быстрой и бурной - акции на постмаркете сразу же после появления данных тут же взлетели более чем на 6%, а с утра они прибавляют уже более 8,5% к вчерашнему закрытию.

Короче, можно констатировать, что ночной выход отчетности принес скорее положительный результат и это конечно же должно позитивно сказаться на рынке. Однако до начала торгов выйдет еще одна порция отчетности и компании, которые ее представят, не менее значимы, чем те, что отчитались вчера ночью. Это и Ford (F), и AbbVie (ABBV), и Altria (MO), и Newmont Mining (NEM).

И все же есть некоторая уверенность, что со стороны отчетности никаких неприятных "нежданчиков" к нам сегодня не прилетит. А отсюда и надежды на то, что продолжения вчерашнего вечернего продавливания рынка вниз сегодня не будет. Плюс ко всему рынок будет поддерживать индекс NASDAQ, который сегодня будет опираться на существенный рост в акциях FAANGовцев. Но все же рынок находится в явно неравновесном состоянии и поэтому гарантировать ничего нельзя.

Что касается внешнего фона, то он тоже нейтрален. Европа с утра была взбудоражена отменой сделке по слиянию немецких монстров банковского сектора - Дойче банка и Коммерцбанка. Но потом, переварив эту информацию, достаточно быстро успокоилась и после полудня все европейские индексы торгуются уже вблизи нулевых отметок.

А вот в Азии торги завершились не столь позитивно. Хуже всех смотрелся китайский Shang-hai Composite, который неожиданно без особых оснований решил достаточно сильно упасть и сделал это, уйдя в минус почти на 2,5% Стоит ли из этого делать какие-то выводы пока не понятно поскольку это чисто китайская история и падение за пределы континентального Китая не распространилось.

Фьючерсы же на основные американские индексы пока "сидя в засаде" около нулевых отметок и никуда не спешат. По-видимому, участники рынка ждут выхода квартальной отчетности от компаний, которые должны отчитаться до начала торгов. И только после это участники рынка будут принимать решение: что же делать сегодня - покупать или продавать? Но рассчитывать на слишком уж сильное движение сегодня точно не стоит - опять, как и вчера, рынок ограничится изменением индексов в пределах 0, 2 - 0,3%%. А вот завтра должно быть больше. Но это будет уже завтра.

Пахомов Павел

руководитель учебного центра ПАО "Санкт-Петербургская биржа"

РФПИ и китайская BGI Group займутся генетикой

Источник ➝

Почему космос такой темный, если в нем бесконечное количество звезд?

Если Вселенная безгранична и полна звезд и галактик, почему мы не видим их повсюду, куда бы ни посмотрели? Иногда самые простые вопросы имеют под собой глубокое основание. Что, если когда мы смотрим в ночное небо и видим там лишь черноту и звезды, которых намного меньше, чем звезд во Вселенной, то это потому, что мы люди и не можем увидеть больше? Почему ночное небо черное и лишено света?

Поначалу это может показаться бессмыслицей. Конечно, у нас есть прозрачная атмосфера, позволяющая нам вглядываться в обширные глубины космоса, когда Солнце находится на противоположной стороне нашего мира.

И наше расположение в галактике означает, что лишь часть Вселенной сокрыта галактическим газом и пылью, которые обычно блокируют большую часть света в центральных регионах Млечного Пути. Тем не менее если бы мы жили в действительно бесконечной Вселенной, если бы пустота глубокого космоса продолжалась достаточно долго в любом направлении, то куда бы мы ни взглянули, мы везде видели бы сияющие точки света.

Конечно же, мы можем заглянуть в самые глубокие глубины пустого пространства, где нет ни звезд, ни галактик, которые можно увидеть невооруженным глазом или с помощью обычных телескопов, можем направить космический телескоп Хаббла, чтобы тот вглядывался в эту тьму часами или даже днями. И тогда мы обнаруживаем, что Вселенная полна звезд и галактик. Свет звезд проходит миллионы, миллиарды или даже десятки миллиардов световых лет и достигает нашего лучшего оборудования. Может потребоваться долгое время, чтобы поймать достаточно фотонов на таком большом расстоянии, но учитывая по меньшей мере 170 миллиардов галактик, присутствующих в той части Вселенной, которую мы имели возможность наблюдать, можно задуматься о том, что их на самом деле бесконечное число.

Во всяком случае мы видим явно не бесконечность. Еще в 1800 году Генрих Ольберс понял, что если бы Вселенная была действительно бесконечна — с бесконечным числом сияющих звездочек — то в конечном итоге, куда бы вы ни посмотрели, ваши глаза попали бы на поверхность звезды. Вы увидели бы не те галактики, что видим мы, которые по большей части пустое место; вы увидели бы все их звезды, а также звезды в галактиках за ними, и еще дальше и дальше. Путешествуя через миллиарды, триллионы, квадриллионы световых лет, вы попадали бы к звезде.

Это простой математический факт: если взять бесконечное пространство с конечной, ненулевой плотностью «вещества» в нем, то взглянув на любое его место (и в любом направлении), вы точно приходили бы к этому веществу через конечное расстояние. Если допустить, что космос полон звезд — даже если они разрежены — но бесконечен и обладает однородной плотностью, вы будете неизбежно приходить к звезде, независимо от направления.

Та же математическая теорема говорит вам, что в конечном итоге звездный свет со всех сторон прибудет к вашему месту, а также ко всем местам в пространстве. Если бы наша Вселенная была таковой — статичной, бесконечной, с вечно сияющими звездами — ночное небо всегда было бы ярким.

Что же спасло нас от всего этого? Верьте или нет, но это Большой Взрыв. Тот факт, что Вселенная не существовала всегда и что мы можем наблюдать звезды и галактики лишь на определенном расстоянии — а значит, получаем ограниченное количество света, тепла и энергии от них — объясняет, почему в нашем ночном небе так мало света. Конечно, по всей Вселенной разбросано колоссальное количество точек света. Но их количество, которое мы видим, оно ограничено скоростью света и физикой расширяющейся Вселенной. Где-то там есть огромная Вселенная, куча звезд и галактик, которых мы не видим, но освещать наше небо они не могут, поскольку с момента Большого Взрыва прошло не так много времени, чтобы их свет нас достиг.

«Погодите минутку, — заметите вы, — Большой Взрыв говорит нам, что Вселенная была горячее и плотнее в прошлом, а значит излучение от этого плотного и горячего состояния должно сегодня быть повсюду, распространяться во всех направлениях». И будете правы: 13,8 миллиарда лет назад Вселенная была настолько горячей, что не могли образоваться нейтральные атомы, не говоря уж о звездах и галактиках. Когда эти нейтральные атомы, наконец, сформировались, свет начал распространяться по прямой линии и должен прибывать к нашим глазам со всех направлений постоянно, независимо от того, что мы делаем.

И мы видим этот свет всякий раз, когда включаем старый телевизор, настроенный на мертвый канал. Этот «снег», черно-белый шум, который вы видите на экране телевизора, поступает со всех источников: от радиопередач, Солнца, черных дыр и всевозможных астрофизических явлений. Около 1% поступает от послесвечения Большого Взрыва: космического микроволнового фона. Если бы мы могли видеть в микроволновом и радиодиапазоне электромагнитного спектра — не только в видимом — мы заметили бы, что ночное небо практически равномерно по яркости и черных пятен нет нигде.

Именно комбинация двух фактов:

что Вселенная существовала конечное время;

и что мы видим только свет видимой части спектра

отвечает за темноту ночного неба. На самом деле, единственная причина того, что мы хорошо приспособились видеть свет, заключается в том, что свет нашего солнца лежит в диапазоне тысяч градусов Кельвина, поэтому мы видим все, от чего он отражается. В каком-то смысле наши ограниченные органы чувств заставили нас исследовать Вселенную.

Популярное в

))}
Loading...
наверх