Операция «Катапульта». Как это было

Много лет назад на букинистическом развале за какие-то копейки мне удалось приобрести брошюрку в мягком переплете некоего Г. Армстронга «Падение Франции». Она вышла в СССР в издательстве ГОСПОЛИТИЗДАТ в 1941 году, буквально накануне нападения Германии на СССР.

 

Уже позже в эпоху Интернета мне удалось выяснить, что Г.

Армстронг — Гамильтон Фиш Армстронг, американский журналист, дипломат и издатель, у которого вышло немало книг, посвященных становлению Третьего Рейха и первым годам Второй мировой войны. «Падение Франции» (в оригинале «Chronology of Failure ») скрупулезно день за днем описывает события, происходящие во Франции, начиная с 10 мая 1940 года по 3 июля 1940 года.

Но более всего меня тогда заинтересовала глава под названием «Мир», в котором описывались события, которые сегодня известны под наименованием «Операция «Катапульта». Просто процитирую: «Рано утром 3 июля английский морской офицер прибыл к адмиралу Жансулю с документом , в котором говорится, что Англия не может допустить, чтобы французские военные корабли попали в руки Германии или Италии. Английское правительство предъявляет следующие официальные требования французскому флоту: отплыть вместе с английскими судами и продолжать войну или отплыть с уменьшенной командой под английским контролем в английский порт. В том и другом случае Англия обещает возвратить Франции корабли после окончания военных действий или компенсировать ее, если корабли в течение этого времени будут повреждены. Если французский флот не согласится выполнить эти требования, ему предлагается третий выход - отплыть с уменьшенной командой в какой-либо французский порт Вест-Индии, разоружиться и оставаться там или перейти под защиту Соединенных Штатов, для того чтобы находиться в сохранности до окончания войны. Эти требования подкреплены ультиматумом, в котором говорится, что если ни одно из этих предложений не будет принято и французское командование не потопит своих кораблей в течение 6 часов, английский флот потопит их путем применения силы. После того как истекло предоставленное французам время, английский флот (в 5 часов 58 минут вечера) открывает огонь. Французский флот и береговые батареи отвечают. Когда огонь прекратился, оказывается, что французские суда уничтожены, за исключением нескольких кораблей, скрывшихся в Тулон; среди них линкор «Страсбург».

Уже тогда меня крайне заинтересовал этот мало известный момент из истории Второй мировой. Тем более на фоне начинавшейся в мире истерии по поводу Катынского расстрела. Ведь мы-то расстреливали убежденных врагов СССР, которые только что с оружием в руках воевали против советских войск в Западной Украине, а здесь британцы расстреливают своих буквально вчерашних союзников.

Так что же там произошло? Сегодня в той же Википедии уже можно прочитать подробности произошедшего. Французы сочли британский ультиматум унизительным и оскорбительным. Они заявили, что, поскольку сдать свои корабли без приказа французского Адмиралтейства не имеет права, а затопить их по сохранившему силу приказу адмирала Дарлана они могут только в случае опасности захвата немцами или итальянцами, остается только сражаться: французы на силу ответят силой. Это и было передано Черчиллю, и в 18:25 (по лондонскому времени, или в 17:25 по местному), в преддверии истечения срока ультиматума, адмиралу Сомервиллу было передано четкое распоряжение премьера: «Французские корабли должны либо принять наши условия, либо потопить себя или быть потопленными вами до наступления темноты». Тем не менее, Сомервилл открыл огонь уже в 16:54, не дожидаясь ни приказа, ни истечения срока ультиматума, с целью сохранения внезапности. Французы совершенно не ожидали такого развития событий, как писал позже де Голль: "…Корабли в Оране не были в состоянии сражаться. Они стояли на якоре, не имея никакой возможности маневра или рассредоточения… Наши корабли дали английским кораблям возможность произвести первые залпы, которые, как известно, на море имеют решающее значение на таком расстоянии. Французские корабли уничтожены не в честном бою".

 

Эскадра Сомервилла находившаяся в 14 км на норд-норд-вест от Мерс-Эль-Кебира (тем самым выбрав удачное направление) буквально расстреляла стоявшие в ряд у мола французские корабли. Линкор «Бретань» взорвался и затонул, а линкоры «Прованс» и новейший «Дюнкерк» получили сильные повреждения и были вынуждены приткнуться к берегу. Сильные повреждения получил также и лидер «Могадор». Новейшему линкору «Страсбург» удалось сняться с якоря и уйти вместе с остальными лидерами в Тулон. Французы заявили о том, что «Дюнкерк» мог быть введён в строй в течение нескольких дней. Ответом стало повторное нападение соединения «H» на французскую базу. В этот раз атака была произведена британскими торпедоносцами с авианосца «Арк Ройал». В результате атаки «Дюнкерк» получил тяжелые повреждения и выбыл из строя на много месяцев. За два дня французы потеряли погибшими 1297 человек, около 350 было ранено. Потери британцев составили 6 самолетов и 2 летчика.

Были ли правы британцы? Скорее всего, да. Четвертый в мире флот мог существенно усилить Кригсмарин. Но тем не менее этот факт в европейской политике старательно замели под ковер истории, и стараются не вспоминать.

Был ли прав СССР в Катынском расстреле? Как ни жестоко это звучит, скорее всего, да. В преддверии Большой войны оставлять на западных территориях такое количество убежденных врагов как СССР, так и России было тоже непредусмотрительно и рисковано. Такое было время, и такие были правила, которые реализовывались по всему миру.

PS. Ну и в качестве вишенки на торте: «Немецким командованием вплоть до 1942 года не предпринималось попыток завладеть французскими кораблями. Когда же в рамках операции «Антон» 26 ноября немецкие войска вошли в Тулон и попытались захватить французские корабли (операция «Лила»), верные долгу французские моряки при первой же угрозе захвата их флота немцами затопили свои корабли».

Владимир ГЛИНСКИЙ.