Елизавета II подписала законопроект о Brexit, придав документу законную силу. Королевство покинет ЕС 31 января

Елизавета II утвердила законопроект об условиях выхода страны из Евросоюза, таким образом, документ стал законом. Напомним, главой государства в Соединенном Королевстве является монарх.

Накануне вечером законопроект утвердила палата лордов.

В пятницу его должны подписать главы Европейского совета и Еврокомиссии. Голосование в европейском парламенте, как ожидается, пройдет 29 января.

После этого стороны обменяются ратификационными документами.

Великобритания покинет Евросоюз в 23.00 31 января (2.

00 мск 1 февраля). До конца года сильных изменений не произойдет, так как сохраняется переходный период, в течение которого стороны будут договариваться о дальнейших отношениях.

Правящая Консервативная партия на недавних выборах одержала убедительную победу, после этого скорое принятие законопроекта о Brexit перестало вызывать сомнения.

Тема выхода Великобритании из ЕС, еще недавно доминировавшая в новостном пространстве страны, после выборов полностью ушла на второй план, теперь это воспринимается как решенное дело.

Стоит заметить, что результатом Брекзита может стать превращение Великобритании в английское королевство. Есть высокая вероятность, что шотландцы и ирландцы захотят остаться в Евросоюзе. Кроме того, все экономисты полагают, что Англию ожидает падение экономики и ВВП из-за разрыва хозяйственных связей с ЕС. 

Глобальной катастрофы не наступит

Поскольку я достаточно много говорю о сегодняшней ситуации, пришлось собрать себе мартовские тезисы; а потом подумалось что можно просто их предложить публике посмотреть.

В январе 2020-го в мире начался очень необычный кризис – нельзя было ожидать ничего похожего.

Он:

- Рукотворный (не в смысле вируса, а в смысле экономических мер);

- Из-за внешней угрозы.

Мы привыкли жить в мире, в котором спрос не регулируется. Мы могли моделировать будущее наших инвестиций исходя из этого. Но теперь спрос жестко регулирууется карантином.

Будущие результаты компаний мало связаны с качеством компаний "в обычной жизни", какие бы модели экономических шоков мы ни учитывали.

Но есть хорошие новости:

- Кризис будет коротким с понятным периодом прохождения;

- Он не разрушает инфраструктуру;

- Он объединяет, а не разъединяет – страны, бизнесы, общества.

Что мы знаем о коронавирусе (на основании информации, получаемой от вирусологов-иммунологов, thanks to Imperial College):

- Контагиозность предварительно 2,8 – выше сезонного гриппа. Заразный!

- Нет ни одной сколько-нибудь разумной оценки "боевых потерь" в результате этой эпидемии. Но в 1957 году 2 млн человек погибло, в 1968 году – до 4 млн. Испанка унесла до 50 млн. Свиной грипп в 2009 – 200 тыс.. Сегодняшние 30 тыс. – это самое начало.

- Смертность можно определить очень приблизительно – от 5% (отношение умерших к зарегистрированным заболевшим so far, см. статистику) до 18% (отношение умерших к сумме умерших и выздоровевших so far, см. статистику). Это интервал, в котором в итоге мы увидим цифру смертности от зарегистрированных случаев, если будем регистрировать так же, как сейчас. Мы не знаем, сколько легких случаев останется незарегистрированными, но у нас есть эксперимент "in vitro" - это лайнер Diamond Princess. Там зарегистрировано примерно 40% зараженных от всех находящихся на борту и 45% бессимптомных случаев. Можно предположить, что этот вирус как и "испанка" в бесконтрольной популяции поражает что-то около 40%, чуть более 20% болеет с выраженными симптомами, тяжелые последствия примерно в 20% зарегистрированных случаев (4% популяции), смертельный исход в диапазоне до 1-2% популяции. Это на порядок (и даже больше) выше, чем сезонный грипп, при бесконтрольном распространении по планете это 70-140 млн смертей (больше "испанки") и еще неизвестно, сколько смертей от перегрузки систем здравоохранения. Вот почему все так институционально боятся этого вируса.

Что еще мы знаем?

Идет миграция возрастной статистики вниз, что будет дальше непонятно. Этим вирус отличается от, скажем, эпидемий 1957 и 1968 года.

Эффективных лекарств нет (пока?), вероятность появления мала – их нет и против давно известных вирусов.

Сезонность не подтверждена.

Иммунитет образуется – это известно точно, т. е. есть большие шансы получить вакцину.

Вакцина будет, скорее всего, к концу 2020 года.

Экспорт вируса крайне легок – поэтому закрытие границ является естественной мерой.

Жесткий карантин переламывает тенденцию в очаге за 3 недели и, возможно, очищает очаг за два месяца (опыта мало, но он есть).

Многое зависит от способности выявления бессимптомных и носителей – без такого выявления процесс идет намного хуже.

Почти нигде в мире нет нормальной системы тестирования. Ждем к середине апреля в нескольких местах, к середине мая – в большинстве мест. Теста на иммунитет пока нет.

Совершаются грубейшие ошибки, типа очередей на тестирование.

Далеко не везде карантин вообще возможен, и далеко не везде он вообще соблюдается. Даже там, где он возможен, он возможен лишь частично – свет, газ, вода, тепло, связь, срочные ремонты, продукты питания (вся цепочка), медикаменты, охрана, экстренная помощь, банковские транзакции, поддержка непрерывных циклов, большая часть логистики, системный менеджмент – не могут уйти на карантин.

При нынешних темпах к июлю переболеет весь мир. Но темпы не сохранятся, уже сейчас рост стал линейным – меры действуют. Значит – будет дольше. В хорошем раскладе – сильно дольше.

Нет ни одной причины полагать, что 2020 год начинает "новую эру" войны с эпидемиями. Похожие эпидемии случаются: малые – примерно раз в 10 лет, большие – примерно раз в 50.

Но человечество точно будет лучше готово к следующей эпидемии.

Вероятный сценарий в 2020 году – двух-трехмесячные "веерные" карантины, затем период постепенного открытия локальных процессов, затем еще раз карантины, к концу года – постепенное открытие глобальных перемещений.

Бизнесам надо ориентироваться на шесть месяцев простоя или существенного снижения активности в этом году. В результате будет существенное снижение не только ВВП, но и потенциального спроса.

Это не только плохо, но и хорошо – не будет гиперинфляции.

В выигрыше те, кто создает товары первой необходимости, потребление которых не было избыточным, и те, кто борется с вирусом.

Бремя будет делиться между бизнесом, частными лицами и государством, то есть не будет никого, кто получит 100% компенсации; но будут те, кто не получит ее вообще. Государства будут стараться потратить минимум, но главной их задачей будет не разрушить юридическую структуру экономики: большинство экономических агентов должны остаться в живых, чтобы к моменту конца эпидемии не оказалось, что работать уже можно, а бизнесов для этого не существует.

Подход большинства стран на удивление разумный: вычеркнуть несколько месяцев из жизни за счет прямого финансирования несокращаемых издержек всех субъектов, и потом начать "с чистого листа".

Затраты на "вычеркивание" оцениваются в 10% ВВП, но это очень предварительно.

Они будут покрыты "новыми деньгами", не путать с программами поддержания ликвидности, это не "новые деньги", а "ликвификация" активов, как и после 2008 года эти активы будут проданы государствами в рынок, когда ситуация изменится.

Достанется не всем и хватит не всем. Но многим.

Все закончится если не осенью, то весной.

В отличие от войны, основные средства не пострадают, трудовые ресурсы практически не пострадают, а спрос будет более или менее удовлетворен в процессе, так что не стоит ждать рационирования, послевоенной инфляции и пр.

Восстановление нормальной жизни будет очень быстрым.

Для инвесторов сегодня главное – понимать три вещи:

1) Спасибо новой монетарной системе – глобальной катастрофы не наступит.

2) Очень многие бизнесы переживут 2020 год и будут еще лучше, но не все. Требуется крайняя аккуратность.

3) Акции и биржевые товары были переоценены очень давно, и сейчас мало что изменилось. Если мировая ликвидность удержит их цены даже на текущем уровне – это значит, что они все равно будут дороги. (Тем не менее, мы срочно запускаем продукт в акциях – и через 2-3 месяца он будет работать: будем эксплуатировать перекосы.)

Рынки. Падение вызвано паникой из-за ожидания потери ликвидности.

Ликвидность в системе будет – это хорошая новость.

Уже идет восстановление и консолидация – биржевых товаров и облигаций на "кризисных" уровнях, акций – на высоких уровнях.

Вполне возможны новые провалы – но не похоже, что паника вернется.

АРГО переоценился вниз примерно на 9% (пик – 12%) – меньше, чем в 2008 году, когда на пике в сентябре было минус 15%. Лучше всех сопоставимых индексов. В портфеле более или менее уверены, все компании (ну если честно, за вычетом одной) – здоровые, много кэша, мало долга, большинство расходов – переменные, почти все – из защитных отраслей, надо будет – получат помощь.

Ничего не продавали, есть большой запас кэша, приходят новые подписки. Те, кто заходит сейчас, получают бесплатный бонус в виде отрицательной переоценки акции фонда.

Очень мало покупаем, но будем больше уже скоро.

Стратегия практически та же – те, кто не объявит дефолт и приносит хороший доход.

Доходность к погашению в моменте – 12% по оферам. Если считать по покупкам – больше 6%.

Будем на время сдвигать качество вверх и дюрацию вперед – чтобы взять первую волну восстановления. Затем вернемся в "свою" нишу.

ФЛАГ, как и ожидалось, приносит прибыль – предварительно 2% за март, с начала года 12-13% годовых. Думаю, будет еще больше.

Мовчан Андрей
директор программы "Экономическая политика"
Московский Центр Карнеги

Картина дня

))}
Loading...
наверх