Последние комментарии

  • Алиса Майская19 декабря, 18:32
    Кстати о "шоуменах" - затейниках, (по-русски говоря)))))))))А может и стоит законодательно защитить русский язык от глупых экспериментов?
  • YRI19 декабря, 17:10
    на первом канале российском телеведущий такой маленький узкоглазый вообще по фене ботает и всем расправой угрожает эт...А может и стоит законодательно защитить русский язык от глупых экспериментов?
  • Сергей Анисимов19 декабря, 16:56
    Так еще когда Дж,Вашингтон писал:"Монархия это плохо.Хуже только демократия"Глобальная слабость Америки - это демократия-по американски. Почему она так плохо работает?

Куда обезьяна бросит гранату? Или есть ли будущее у газетной журналистики

Поговорим о ближайшем будущем газетной журналистики.

 
Коллаж Ларисы Ветлугиной
Коллаж Ларисы Ветлугиной

Но, прежде всего, стоит определиться с тем процессом, который сейчас переживается нашей, да и не нашей журналистикой. Я бы назвал его тотальным схлопыванием, окукливанием, минимизацией информационного объема. И это парадоксально, мир находится под жестким прессингом ежемоментной информатаки.

На нас ежедневно сваливаются сотни петабайтов. Может, именно поэтому наш мозг, наше внимание не способны более удерживать в своей оперативной памяти большие массивы информации. И это глобальный процесс — его наиболее ярким проявлением стала клиповость человеческого сознания. Это как с болезнью Альцгеймера. Мы очень быстро все забываем, потому что не осознаем происходящее, а фиксируем лишь фактики, коих слишком много, и кои слишком быстро растворяются в мутном потоке информации. Вопрос — мы, журналисты, здесь на чьей стороне? На стороне болезни или мы противоборствуем ей? Если противоборствуем, то тогда нечего плестись за вкусом массы. Да и кто вам сказал, что у массы есть вкус? Это мы, мы — журналисты, убедили ее в том, что она любит такого-то господина или явление и не любит другого господина или явление. Поэтому не надо твердить, что массе нужно постоянное развлекалово, массе нужно тяжелое и нудное лечение.

Это был глобальный аспект происходящего процесса. Но есть и чисто российский — оптимизация финансовых потоков. Это сегодня наиболее любимая игра управленческих элит. Государственные СМИ уже давно являются раздражителем для власти, потому что она просто не понимает, для чего они ей нужны. Обеспечить выборы? Так выборы давно уже обеспечиваются иными механизмами. Зарабатывать на них? Так это проще сразу бумагу, на которой газеты печатаются, выпускать в рулонах под пипифакс. Наше государство не знает, что делать с этими своими СМИ. Тратить деньги на них кажется расточительством, а отдавать врагам — вроде тоже неумно. Есть и региональный аспект — родовая травма, полученная элитами в конце 80-х годов, когда после опубликования статей в газетах «Правда», "Литературная газета", "Труд" летели начальственные головы. И в этом плане все преемники продолжают относиться к журналистам, как к обезьяне с гранатой. И пусть граната давно без боевой части, но ведь как запульнет кому-нибудь в голову — мало не покажется.

К тому же, есть и профессиональный аспект. Ситуация в газетах напоминает фронтовые будни 41-го года. Пришел новичок — его тут же кидают в воду. Барахтается, выжил? Ну и уже молодец! Пару слов связал, да еще кого надо не забыл упомянуть — вообще монстр. А главное, если знает, в каких именах у нас «э», а в каких «е» — можно считать, что уже профессионал.

И где же тогда искать спасения? В четком самоопределении и таргетировании читательской аудитории. Когда мы говорим про какое-либо издание, мы должны четко понимать, для кого оно пишет и для чего оно пишет. Кстати, новостные и информационные функции вообще давно надо отдать интернету. Нечего газетам, подобно собачонке, бегать за новостями — все равно информпорталы не обгоним, а времени ни на что остальное не останется. Газеты в будущем должны превратиться в подобие читательских клубов. Журналисты обязаны чуть ли не поименно знать имена своих читателей, видеть их. Общаться в повседневной жизни. Пусть это будет междусобойчик с тиражом на две-пять тысяч, но по хорошей цене в 50-70 рублей за экземпляр газеты, что позволит платить нормальные гонорары, а значит, стимулировать и качество текстов, очерков, фельетонов. И тогда, если увижу в руках незнакомца ту или иную газету, я уже начинаю понимать, к какому клубу он принадлежит. Кстати, такая глокализация будет очень полезна и чисто с психотерапевтических позиций. Нас слишком много, а значит, нам очень захочется, чтобы были места, где нас будет мало. Газеты смогут стать такими местами. Конечно, в таком случае им придется обязательно существовать сразу в двух ипостасях — электронной версии, являющей собой что-то между форумом и блогерской платформой, и в качестве бумажной версии, которая регулярно фиксирует все наиболее интересное для своего «клуба».

А самое главное, действительно хорош уже в руках держать эту ржавую болванку. Все равно никто не верит, что эта граната. Нашей журналистике сегодня абсолютно безразлично, что происходит за пределами сюжета. А каждый сюжет — это человеческие судьбы и жизни, и именно они потом решают, а стоит ли нам вообще верить.

Владимир ГЛИНСКИЙ.