Последние комментарии

  • Финам.Инфо
    Ну, у них это в анамнезе прописано ))Прибалты в ожидании золотого дождя. В Эстонии не переводятся желающие получить от РФ деньги за «оккупацию»
  • Lanka Lankina
    Жаль, что не при жизни получил звание Героя Советского Союза. Даже на фото видно, какой это сильный духом человек! Ре...Лейтенант дивизии «дикарей»: главный кумир Фиделя Кастро и Че Гевары
  • Сергей
    "Прибалты в ожидании золотого дождя"...Прибалты в ожидании золотого дождя. В Эстонии не переводятся желающие получить от РФ деньги за «оккупацию»

Как будут действовать ФРС и Трамп?

Рынок ждет снижения процентной ставки ФРС 30-31 июля и надеется, что накануне выборов президента США, назначенных на ноябрь 2020 года, действия администрации Трампа должны стать более осторожными. На наш взгляд, это означает, что рассчитывать на цикл снижения процентной ставки пока не следует, поэтому следует избегать вложений в облигации с длинным сроком погашения и отдавать предпочтения инвестициям в фондовые индексы.

Торговые войны затронули торговые потоки на $165 млрд: Анализ последствий торговых войн остается главной темой в международном анализе этого года. На смену приведенным нами в прошлой публикации расчетам МВФ, оценившего издержки торговых войн в 0,5% мирового ВВП, интерес экспертов также привлекают последствия на уровне бизнеса. Так, по оценкам Mary Amiti, Stephen J. Redding, David Weinstein в статье The impact of the 2018 trade war on US prices and welfare мировые торговые потоки на сумму $165 млрд оказались либо потерянными, либо были перераспределены в пользу других стран с целью обхода тарифов. Эти оценки были сделаны на основе 6 стадий торговой войны США и Китая в 2018 году:

1) С января 2018 вводятся 30% пошлины на импорт солнечных панелей и 20-50% пошлины на стиральные машины. На эти товары приходится около $10 млрд импорта в США;

2) В марте 2018 вводятся 10% тарифы на импорт алюминия и 15% тарифы на импорт стали, общий объем их импорта составляет 18 млрд. Достаточно небольшая сумма импорта, подлежащая обложению пошлинами, отражает тот факт, что первоначально такие страны как Канада, Мексика и страны ЕС не подвергались обложению пошлинами;

3) В июне пошлины на импорт стали и алюминия были распространены на импорт на сумму $22 млрд из Канады, Мексики и стран ЕС;

4) Упомянутые меры становятся малозначимыми на фоне ограничений против Китая, вводимых с лета 2018 года. Первые меры против Китая вводятся в июле – это тариф 25% на импорт в размере $34 млрд;

5) В августе за этим следует введение 25% тарифов еще на $16 млрд импорта из Китая;

6) В конце сентябре вводится 10% тариф на $200 млрд импорта из Китая. Изначально этот 10%-ный тариф должен был быть увеличен до 25% в январе 2019, но в декабре 2018 Д.Трамп и Си Цзиньпин договорились о паузе. То есть по состоянию на конец 2018 года импорт на сумму $283 млрд, или 12% всего импорта США, подверглось обложению специальными пошлинами.

При этом следует помнить, что 10 мая США анонсировали решение повысить 10% пошлины на $200 млрд до 25% и пригрозили ввести пошлины против импорта из Китая еще на $325, что на горизонте год может фактически привести к удвоению упомянутого выше эффекта. По оценкам Peterson Institute, одного из крупнейших think tank в США, в результате анонсированных Трампом решений 10 мая 2019 года средний уровень тарифов на китайские товары в США составит 18,3% против 12,4% по итогам 2018 года. В случае дополнительной эскалации торгового давления, уровень тарифных ограничений может вырасти до 27,8%, что будет сопоставимо с тарифными ограничениями времен Великой Депрессии и со значением тарифных ограничений в случае, если бы Китай не был членом ВТО.

Отношения США и Китая уже называют холодной войной 21 века: Ситуацию, сложившуюся в отношениях США и Китая, уже называют холодной войной 21 века, поскольку, что неудивительно, США встретились с ответными мерами со стороны своих торговых партнеров. В апреле 2018 Китай ввел пошлины на $3.3 млрд американских товаров, распространив ограничения еще на $50 млрд американских товаров в июле-августе и еще на $60 млрд в сентябре. Кроме того, Мексика, Турция ЕС и Россия ввели ограничения на американские товары летом 2018 года. Суммарно, под ограничения попадают $121 млрд американских экспортных товаров. Торговые войны при этом оплачиваются потребителями, которые сталкиваются с более высокими ценами. Например, на долю компьютеров и электроники приходится $190 млрд из общего импорта $540 млрд США из Китая.

Кроме того, только 16% полупроводников, используемых для производства в Китае, производится на месте, а, по оценке ассоциации производителей полупроводников США, спрос со стороны Китая обеспечивает около 35% мировых продаж этих товаров. Иными словами, нет сомнений в том, что в результате торговых войн будет много пострадавших. При этом, по оценке компании Baker Mckenzie, производители таких стран, как Малайзия и Индия, пока рассматривают ситуацию как окно возможностей для своего роста - во всяком случае, в этих странах наблюдается минимальное число бизнесменов, обеспокоенных противостоянием США и Китая (см. Рис. 1).

Рис. 1: Восприятие компаниями торговой войны США и Китая, % респондентов по странам

Восприятие компаниями торговой войны США и Китая, % респондентов по страна

Источники: Baker Mckenzie, Альфа-Банк

Ситуация на ближайшие месяцы уже определяется началом подготовки к выборам президента США в ноябре 2020 года: Дальнейшее развитие торгового конфликта будет в значительной степени определяться динамикой политического контекста в США, который уже находится под влиянием приближаюшихся президентских выборов, назначенных на 3 ноября 2020 года.

По всей видимости, главной задачей Трампа перед выборами будет не растерять накопленные преимущества, которые заключаются в ускорении темпов роста американской экономики до 3,1% г/г в 1кв19, максимальном значении роста 1кв с 2016 года, а также в неплохой конъюнктуре фондовых индексов. По мнению ряда экспертов, политический контекст может сделать Д.Трампа более сговорчивым в отношениях с Китаем, в частности он может не только снять с повестки дня свои угрозы по тарифам на $325 млрд импортных потоков, но даже отменить или снизить уже введенные в 2018 году тарифы.

Многие эксперты не исключают, что в сухом остатке от противостояния США и Китая могут остаться ограничения на операции компании Huawei, то есть вместо темы торговых войн Д.Трамп скорее будет делать ставку на тему безопасности. И даже вполне возможно, что речь пойдет о косвенных ограничениях на работу Huawei - например, по решению Трампа от 10 мая американские компании не могут продавать Huawei какие-либо товары без согласования с Министерством Торговли США. Это означает, что в ближайшие месяцы как бы ни сложилась повестка торговых войн, главным полем взаимных столкновений США и Китая будет сектор высоких технологий. Главным пострадавшим в этом противостоянии может стать уже упомянутый выше рынок полупроводников, объемы которого составляют $470 млрд в год; объемы продаж этого сегмента уже сократились на 13,8% г/г в 1кв19, включая падение на 26,6% гг/г продаж в США.

ФРС делает ставку на инфляцию: Хотя риски дальнейшей эскалации торговых войн сейчас выглядят снижающимися, ФРС не торопится изменить риторику монетарной политики. Выступая недавно перед Конгрессом, глава ФРС Джером Пауэлл обозначил аргументы в пользу смягчения политики следующим образом:

1. Риски торговых войн и замедления глобальной экономики остаются на повестке дня, уровень неопределенности по-прежнему высок;

2. Слабая инфляция может оказаться более продолжительным явлением, чем предполагалось изначально;

3. Хотя уровень безработицы находится на минимальном уровне за последние 50 лет, доходы населения растут недостаточно быстро, чтобы стать источником инфляционных рисков.

Глава ФРС также подчеркнул, что, хотя руководство ФРС будет принимать решение исходя из состояния экономики, предпочтение к более мягкой политике среди директоров ФРС в последнее время увеличилось.

В результате, около 80% участников рынка теперь ожидают, что ФРС снизит ставку на 25 бп на заседании 30-31 июля; по состоянию на конец 2019 года вероятность снижения ставки ФРС составляет 100% (см Рис. 2). Действия ФРС, судя по всему, объясняются ассиметричной обеспокоенностью регулятора по поводу инфляционного/дефляционного сценария: инфляционных рисков регулятор опасается существенно меньше, чем дефляционных, не потому, что вероятность этого сценария ниже, а потому, что увеличение инфляционных рисков, по сути, является благоприятным развитием для ФРС, обеспечивающим ему возможность сохранения рычага процентных ставок в будущем.

Иными словами, похоже, что задачей ФРС на ближайшее время будет сохранение текущих темпов роста экономики США, и, косвенно, мировой экономики, с целью максимального раскручивания инфляционных тенденций. Поэтому совершенно не факт, что снижение ставки в июле 2019 года будет началом цикла снижения процентной ставки в США. Вполне вероятно, что в случае появления значительных инфляционных сигналов, ФРС может вернуться к политике повышения ставки гораздо быстрее, чем думает рынок. В этом сценарии лучше избегать вложений в долгосрочные облигации и приоритизировать фондовый рынок, тем более, что накануне президентских выборов в США он имеет неплохие перспективы роста.

Рис. 2: Прогноз изменения ставок ФРС

Прогноз изменения ставок ФРС

Источники: Блумберг, Альфа-Банк

В Китае замедление роста ухудшает положения банков: Вероятное замедление экономики Китая обсуждается так давно, что сейчас рынки не склонны паниковать по поводу ухудшающейся статистики. По итогам 2кв19, ВВП Китая вырос всего на 6,2%, что стало самым низким показателем с 1992 года на фоне сокращения экспорта на 1,3% в июне; в отсутствии бюджетного и монетарного стимулирования, о которых мы писали ранее, рост точно составил бы менее 6%.

Но наибольшую настороженность вызывает ухудшение ситуации в банковском секторе. В конце июня Национальный Банк Китая вынужден был взять под контроль Baoshang банк, региональный банк с активами около $90 млрд и 35-ый по величине активов в стране, в результате резкого ухудшения его кредитного качества. Это стало первым банкротством в банковской системе с 1998 года. Для стабилизации финансового рынка в результате банкротства этого банка Национальный банк открыл линии на $125 млрд, что позволило избежать роста межбанковских ставок и кризиса ликвидности.

Но проблема заключается в том, что замедление экономического роста в Китае может вызвать ухудшение финансового положения других банков. Напомним, что разрастание кризиса 1997 в Юго- восточной Азии также началось с банкротства нескольких японских брокерских фирм, но потом не только привело к усугублению банковского кризиса в Японии, но и запустило кризис в других странах региона и в целом в странах развивающихся рынков. Иными словами, положение финансового сектора Китая должно быть под пристальным наблюдением в ближайшие месяцы.

Орлова Наталия

главный экономист "Альфа-Банк"
Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх