Бюджет России на 2020-2022 годы - стимулы и риски

Проект бюджета 2020-2022 годов предполагает заметный рост расходов, способный оказать умеренную поддержку экономическому росту. При этом стабильность государственных финансов, заданная рамками бюджетного правила, не ставится под угрозу.

По оценкам Банка России и Министерства экономического развитияболее медленное, чем в предыдущие годы, расходование бюджетных средств стало одной из причин замедления темпов роста российского ВВП в первом полугодии 2019 года. Данные об исполнении бюджета за первые 9 месяцев 2019 года фиксируют, что исполнено 65,9% запланированных расходов (в январе-сентябре 2017-2018 гг.

доля превышала 68%). В расходах, предусмотренных в рамках исполнения национальных проектов, также пока фиксируется отставание от графика (рис. 1), и устойчивый тренд к ускорению данный расходов пока отсутствует (рис. 2). Сохраняется риск того, что запланированные расходы будут исполнены не полностью, что может стать одной из целого ряда причин, удерживающих темпы роста российской экономики вблизи 1% в 2019 году.

Рис. 1. Исполнение бюджета по национальным проектам за первые 8 месяцев года (последние доступные данные)

Исполнение бюджета по национальным проектам за первые 8 месяцев года

Источник: Минфин, расчеты Нордеа

Рис. 2. Совокупные расходы в рамках исполнения национальных проектов

Совокупные расходы в рамках исполнения национальных проектов

Проект бюджета до 2022 года, представленный Минфином в конце сентября, формулирует приоритеты государственной политики на ближайшие 3 года. После периода бюджетной консолидации 2016-2018 годов, когда расходы бюджета в номинальном выражении оставались практически стабильными в условиях подстройки к изменившейся конъюнктуре нефтяного рынка, правительство вернулось к активному росту расходов с 2019 года (+9,5%), и данный тренд продолжится в 2020-2022 годах (в среднем +6% в год, рис. 3). В итоге экономика должна получить довольно заметный стимул со стороны бюджета, расходы которого вырастут с 16,1% ВВП в 2018 году до 17,3% ВВП в 2020 году. Медленное исполнение расходов бюджета в 2019 году может привести к переносу их части на 2020 год. Как следствие, эффект бюджетного стимулирования может быть сконцентрирован именно в 2020 году, что повышает вероятность увидеть темпы роста экономики ближе к 2% в 2020 году, что выше нашего текущего прогноза на уровне 1,5%

Рис. 3. Динамика доходов и расходов бюджета

Динамика доходов и расходов бюджета 

Источник: Nordea, Macrobond

Структура расходов бюджета и темпы роста расходов бюджета по различным направлениям показывают приоритетные направления бюджетного стимулирования. В частности, наиболее сильно в 2019-2022 годах растут расходы бюджета на национальную экономику, здравоохранение, ЖКХ и на охрану окружающей среды (рис. 4). По всем перечисленным направлениям расходы растут более высоким темпом, чем в 2015-2018 гг, а также быстрее, чем расходы в среднем в 2019-2022 гг. Итогом такой ребалансировки расходов станет благоприятное для экономики снижение доли расходов на оборону, безопасность, обслуживание долга и социальную сферу с 67% в 2016 году до 62% в 2022 году. При этом расходы на образование, к сожалению, продолжат расти более медленными темпами, чем расходы в целом.

Рис. 4. Средние темпы прироста расходов федерального бюджета по различным направлениям

Средние темпы прироста расходов федерального бюджета по различным направлениям

Источник: Минфин, расчету Нордеа

Проект бюджета предполагает, что доходы в 2020-2022 гг. будут расти более медленными темпами, чем расходы, поскольку в основе бюджета лежит прогноз умеренного снижения цен на нефть до отметки в 55 долл./бар. к 2022 году. Сокращаться в % ВВП будут именно нефтегазовые доходы, что по сути приведет к уменьшению темпов сбережения нефтегазовых доходов в Фонде национального благосостояния (ФНБ), если динамика цен на нефть будет соответствовать прогнозной. Текущий период в бюджетной политике продолжает выгодно контрастировать с периодом между кризисами 2009 и 2014 гг., в течение которого существенно возросла зависимость бюджета от конъюнктуры нефтяного рынка, а рост цен на нефть приводил лишь к ограниченному росту размера суверенных фондов. Даже при прогнозируемом умеренном снижении цен на нефть в 2020-2022 гг. активность сбережений нефтегазовых доходов останется существенно выше той, что наблюдалась в период высоких цен на нефть в 2010-2014 гг. (рис. 5), что подтверждает сочетание консервативного подхода к бюджетной политике с целями по стимулированию экономического роста. Зависимость бюджета от нефтегазовых доходов продолжит сокращаться. В проект бюджета заложено снижение доли расходов, финансируемых за счет нефтегазовых доходов, до 26% к 2022 году с 28,5% в 2019 году, что существенно ниже пиковых значений в 47,5%, достигнутых в 2013 году.

Рис. 5. Структура доходов бюджета в % ВВП

Структура доходов бюджета в % ВВП

Источник: Nordea, Macrobond

В значительной степени снижение зависимости бюджета от конъюнктуры цен на нефть связано и с ростом ненефтегазовых доходов, который объясняется двумя факторами: 1) улучшением собираемости налогов в 2015-2016 гг., когда темпы роста поступлений ненефтегазовых доходов в бюджет заметно превышали темпы роста номинального ВВП и 2) повышением ставки НДС в 2019 году (рис. 6).

Рис. 6. Темпы роста ненефтегазовых доходов бюджета и номинального ВВП (в % к предыдущему году)

Темпы роста ненефтегазовых доходов бюджета и номинального ВВП

Источник: Nordea, Macrobond 

На всем прогнозном горизонте ожидается сохранение профицита бюджета, который, тем не менее, будет сокращаться (с 0,8% ВВП в 2020 гг. до 0,2% ВВП в 2022 г.). В проект бюджета заложен прогноз роста Фонда национального благосостояния (ФНБ) до 12,6% ВВП к концу 2022 года с текущих 7.5%. При этом размер неликвидной части ФНБ сохранен на уровне 1,2% ВВП, то есть проект бюджета пока не предполагает изменения стратегии инвестирования средств Фонда, хотя данная тема периодически активно обсуждается.

Евдокимова Татьяна
главный экономист, и Жирнов Григорий, младший аналитик
"Нордеа Банк"

Источник ➝

Трамп: если от коронавируса умрет 100–200 тысяч американцев, значит, мы хорошо поработали

Более двух миллионов американцев погибли бы, если бы правительство США не делало ничего для предотвращения распространения коронавируса, поэтому смерть от COVID-19 от 100 до 200 тысяч человек — это хороший результат, заявил на пресс-конференции президент Соединенных Штатов Дональд Трамп. Об этом сообщает РИА Новости.

Фото: Kevin Lamarque / Reuters

"Если нам удастся сократить количество смертей до 100-200 тысяч человек, это значит мы хорошо поработали", — сказал он, напомнив, что по некоторым прогнозам количество смертей могло достичь 2,2 миллиона человек.

Глава Белого дома сообщил, что ожидает пик смертности от коронавируса в США в течение двух недель, а восстановление страны после пандемии, по его мнению, начнется с 1 июня.

Трамп также распорядился продлить меры против распространения COVID-19 до 30 апреля.

Всемирная организация здравоохранения 11 марта объявила вспышку нового коронавируса, вызывающего заболевание COVID-19, пандемией. По последним данным ВОЗ, в мире зафиксировано уже более 634 тысяч случаев заражения, почти 30 тысяч человек скончались.

США являются лидером по числу заболевших, там выявлено почти 140 тысяч случаев заражения, 2,4 тысячи человек умерли.

В шаге от войны. История одной победы Александра III Миротворца

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх