Последние комментарии

  • Финам.Инфо15 июня, 20:28
    Суббота. Они не любят платить за интернет, пользуются рабочим доступом.БИОКАД завершил проект автоматизации с эффективным импортозамещением
  • Иозеф Швейх15 июня, 18:37
    Что-то либересня ничего не сказала про это достижение России, а даже не обгадило. Типа, оборудование работать не буде...БИОКАД завершил проект автоматизации с эффективным импортозамещением
  • Олег Орлов15 июня, 17:48
    И за что это нас америкосы не любят, вот незадача!Путин одобрил предложение о поддержке газовых проектов "Роснефти" на шельфе Венесуэлы

Вера, как культурная присяга?

Я не мог родиться верующим по определению. Один мой дед был коммунистом, бабка - комсомолкой тридцатых годов, другой дед с детства мне запомнился рассказами про то, как он лазил до революции в соседний церковный сад за яблоками, а поп его поймал и чуть уши не оторвал. С тех пор дед к "долгогривым" относился с большим подозрением.

И не верил ни в Бога, ни в Черта, и ни в Советскую власть, а лишь в свою солдатскую правду, которой он нахлебался с финских снегов и до белорусских болот. Так и помер в начале 90-х простым русским солдатом, раздавшим после войны своим сопливым девчонкам-дочкам солдатские "цацки" - ордена и медали - для игры в "классики".

Где ты, Бог? Куда спрятался?
Вот и рос я воинствующим атеистом. Как-то бабка - бывшая комсомолка и оссоавиахимовка-парашютистка - пыталась меня завести в убогенькую, одну из двух (по-моему) оставшихся при коммунистах в Иванове, Белую Церковь. Мне девятилетнему "энциклопедисту" там не понравилось. Сумрак, запах ладана, и повсюду мерещились бациллы, о которых писал в своих антиклерикальных агитках В.В. Маяковский. Когда я вернулся домой, то впал в горячку, и провалялся с высокой температурой несколько дней. С тех пор поставил себе целью доказать себе отсутствие Бога. В связи с чем зачитывался Лео Таксилем, Фейербахом, Фихте. В пятнадцать лет набрел на ленинский "Материализм и эмпириокритицизм" из которого ныне осталась память лишь о словесных конструкциях типа "монолог сумасшедшего фортепиано, которое решило, что оно одно на свете", да нелестные упоминания о Богданове, после чего мне стал нравиться солипсизм и почему-то захотелось почитать этого самого Богданова. Но более всего меня поразило, что гений всех времен по территории всей своей книги размазал одну-единственную мысль: Бог в большинстве мест, в течение большинства моментов и большинству людей не являлся, не явлен и не будет явлен. И значит Бога нет. Что-то в этой формуле стало корябать мое сознание. Я в жизни уже успел убедиться, что исключения из правил обычно важнее самих правил. Поэтому принял решение ознакомиться с самим текстом. Нынешним вьюношам со взором горящим это будет казаться несколько странным, но тогда до этой мысли додуматься было не так просто. А еще сложнее ее было реализовать. Особенно, если живешь в семье, в которой верующих не бывало последние полвека как минимум. В конце-концов транзитом через несколько рук мне удалось взять на пару недель потрепанную книжицу Нового Завета в еще дореволюционном издании. Первые несколько дней у меня прошли в попытках продраться через синтаксическую и орфографическую чуждость текста. На третий день пришла здравая мысль, что за пару недель я с Богом не разберусь. И я решил переписать в свой ежедневник "От Иоанна святое благовествование". Почему я выбрал именно "Евангелие от Иоанна"? Просто еще одна "визитка"?

"Мишка Шифман башковит, у него предвиденье"
Правда, этого Шифмана звали не Мишка, а Илья Шолеймович. В 1987 году в "Политиздате" вышла его книга "Ветхий завет и его мир". Читал я ее с упоением, но дело даже не в ней. Просто через полгода с лекциями по ветхозаветным текстам в Уфу приехал этот самый Шифман, который volens-nolens помог мне с конфессиональным самоопределением.
А все дело в том, что во время лекции я задал ему глупейший вопрос. Какую, мол, религию, Илья Шолеймович, вы бы себе выбрали, если были бы верующим человеком?

И получил очевиднейший ответ: "Я как исследователь текстов, по определению человек неверующий, но если бы верил… Конечно, я бы выбрал ту религию, в которую верили мои мама, папа, их мамы и папы…". И с того момента все фрагменты сложились в одну картину. Да, я не могу доказать себе как отсутствие Бога, так и Его присутствие. И значит - это мой выбор. Это я решаю, есть Он, или Его нет. Так в глупой гордыне рассуждал я в неполные двадцать лет.
С тех пор Господь сначала крестил меня огнем 3-4 октября 1993 года, когда я должен был креститься в церквушке на Пресне, а вместо этого ползал по склизкому от осенней сырости асфальту. А затем, пытаясь вылезти из пустоты и одиночества, я как-то привык к этим беседам, в которых пытался услышать ответы на незаданные мною вопросы.

Сим Имярек отлучается от церковного общения…
Как-то в ленте "Интерфакса" прочитал: в Малом Афанасьевском переулке 22-летняя женщина вышла из здания, крышу которого чистили от сосулек. Пространство вокруг здания было огорожено для безопасности пешеходов. Однако девушка не обратила внимание на ограждения. Когда же один из работников сделал ей замечание, попросив не заходить в опасную зону, женщина достала газовый баллончик, брызнула ему в лицо и зашла за ограждение. После этого ее задело упавшим с крыши куском льда".

У Господа исключительное чувство юмора. В этом я убедился, когда в 1998 году был отлучен местным архиепископом от церкви за то, что мною не было совершено. В молодежной газете, в которой я был главным редактором, с легкой руки моего зама, очень живого молодого человека с оригинальным чувством юмора, было размещено так называемое "Евангелие от Митьков". Ну да то самое, где "В начале была феня. И феней был Бог. И всем было до фене…". То есть слэнговый парафраз того самого, некогда переписанного мною от руки "Евангелия от Иоанна". В те времена я слишком активно занимался политической деятельностью, как раз в эти дни создавал региональный молодежный парламент, и, просмотрев верстку газеты, я отдал своему заму на откуп литературную страничку. Мол, поставь, что тебе самому понравится. Он и поставил, что ему понравилось…

Через пару недель я распечатал конверт от архиепископа, и прочитал о том, что отныне и впредь я отлучаюсь от церковных таинств, церковного общения… Вплоть до покаяния на страницах этого же издания.
Отлучение продлилось долгие пять недель. За это время мы с архиепископом успели "покрасоваться" на голубых экранах НТВ, ТВ-6, и по-моему РТР, а также на страницах различных печатных СМИ. Против меня пытались возбудить дело о разжигании межрелигиозной розни. Слава Богу, попался вменяемый прокурор, который, узнав, что не было ни возмущенных писем, ни протестующих пикетов, сказал: "Значит нет и факта розни". И отказал в возбуждении дела. Вскоре, нам с владыкой обоим это надоело, мы встретились, и в частной беседе это отлучение с меня было снято.
Однако, у меня было время поразмышлять. Кстати, меня с каким-то нездоровым интересом спрашивали, как я себя ощущаю в качестве отлученного? Как, как… Это как радиация, так же незаметна, и так же убивает.

Присяга
С тех пор я вывел для себя определение нынешней веры. Сегодня христианская вера - это вид культурной присяги. Конечно, мы не готовы сегодня сказать "талифа куми" и несчастная встанет. Или сказать горе: Иди сюда! И она пойдет. Мы слишком верим в сотовую связь, фитнесс по средам и полезность витамина С. Но мы можем и в этой ситуации остаться людьми чести и, единожды присягнув, быть верными (вера - верность от одного корня) своим предкам, которые, да упокоятся их души, все же умели верить.

Владимир ГЛИНСКИЙ.

Популярное

))}
Loading...
наверх