Последние комментарии

  • Сергей Дрёмов
    А Вы на Украине ЖИВЁТЕ? Или только по статьям и репортажа СМИ и ток шоу, делаете выводы? Если по ним, то не стоит, он...Опрос. Ветераны АТО чувствуют себя изолированными от общества, украинцы не понимают ветеранов
  • Partyzan
    *Захарова назвала статью премьера Польши об Освенциме самоубийством
  • Руслан Баратов
    Кому Кац на банан наступил? Правильно, нашим имбицильным либералам. Глава МИД Израиля — Путину: мы точно знаем, кем были освободители Освенцима

Сбить невидимку! Как сербы старой ракетой сбили американский F-117А

Двадцать лет назад, весной 1999 года НАТО начал операцию против Югославии. Это была уже вторая война на территории бывшей Югославии и снова натовцы сражались с сербами, которых западные СМИ показывали в самом мерзком виде. В принципе, подобное было обусловлено особенностями американского сознания – США, родившиеся в противостоянии с метрополией, всегда были на стороне тех, кто борется с империей, с имперской нацией, которыми казались в экс-Югославии сербы.

Однако на третий день войны сербы неожиданно нанесли американцам удар, который они никак не ожидали. Сербский офицер ПВО прославился на весь мир тем, что ухитрился сбить американский самолет-невидимку F-117. Самолет, который устаревшее сербское ПВО просто не должно было видеть!

"Простите, мы не знали, что он невидимый" – впоследствии заявил полковник сил ПВО Дани Золтан. Видимо, с изрядной долей издевки. Как удалось ему, работая с сильно устаревшей советской зенитно-ракетной установкой С-125 «Нева» сбить самый совершенный и один из самых дорогих самолетов на тот момент, символ американского превосходства и мощи?

Золтан командовал 3-й батареей 250-й бригады ПВО, которая защищала Белград. У него были радары, четыре зенитно-ракетных установки C-125 (по западной классификации - Sa-3, в каждой по четыре ракеты), и все это не представляло никакой угрозы для вражеских бомбардировщиков. По крайней мере, так считали натовцы, которые посылали свои самолеты бомбить сербские объекты, надеясь на современные средства подавления ПВО.

По словам Золтана, он не питал иллюзий относительно технического превосходства противника, и поэтому предпочел не открыто выступать против бомбардировщиков, раскрывая расположение своих радаров и ракет, а "залечь в засаду", выжидая, когда ему подвернется случай сбить вражеский самолет наверняка.

Как отмечает Strategy Page, эта операция наглядно показывает, что в современной войне грамотный командир может организовать успешное сопротивление даже при помощи старого вооружения что уничтожение F-117 - это всего лишь самый известный случай из карьеры Золтана. На самом деле его часть не раз отличалась во время той войны, сорвав множество воздушных налетов и сбив еще один самолет - F-16. Натовцы не смогли уничтожить ни одного радара или пусковой установки, входивших в состав батареи Золтана.

Под командованием сербского полковника находились около 200 военнослужащих. Он знал каждого из них, и в каждом он был уверен на сто процентов. Задолго до начала бомбардировок он регулярно проводил тренировки, добиваясь, чтобы каждый солдат и офицер батареи в совершенстве владел доверенной ему техникой.

Понимая, что при существующем уровне натовской электронной разведки радиопереговоры демаскируют его быстрее, чем заметят вражеские радары, Золтан организовал систему кабельной связи. Приказы иной раз приходилось передавать при помощи посыльных. Однако эти методы сыграли важную роль - натовцы не знали, где расположена батарея, так как "не слышали" ее.

Радары и пусковые установки сербов постоянно меняли места дислокации. Часть персонала постоянно была занята поисками мест, куда будет перевезена военная техника в следующий раз, а также подготовкой к ее переброске. Всего за 78 дней, которые продолжались бомбардировки, батарея преодолела десятки тысяч километров.

На сербов работали шпионы. Они дежурили возле авиабазы в Италии, и когда с нее взлетали бомбардировщики, они по телефону докладывали об этом в Белград. Сеть наблюдателей существовала и в самой Сербии. Они также сообщали о маршрутах полета натовских самолетов.

Задолго до начала натовских бомбардировок Золтан постарался получить как можно больше информации об F-117. Он изучал все, что можно было найти - публикации в газетах и журналах, слухи о характеристиках этого самолета. Эти сведения помогли ему так расположить радары, чтобы они могли отследить "невидимку". Известно, что он не держал радары включенными постоянно, а запускал в нужный момент на короткое время, чтобы натовские самолеты ДРЛО не могли засечь и навести на них истребители.

Определение цели и обстрел происходили в самый последний момент, когда самолет пролетал вблизи батареи. Это позволяло Золтану атаковать внезапно, не оставляя противнику шансов на противоракетный маневр. Впрочем, F-117, при всех его "невидимых" достоинствах являлся достаточно неповоротливым и медленным самолетом. Совершить резкий маневр и уйти от зенитной ракеты, выпущенной с близкого расстояния, он не мог физически. Когда сербы сбили "стэлс", тот находился всего в 13 километрах от пусковой установки.

На самом деле еще одним фактором, предопределившим успех операции, была тактика натовских военачальников. Они посылали F-117 без прикрытия и не меняли маршруты полета. Сбитый самолет летел по этому маршруту уже четвертый раз подряд, и это позволило сербским зенитчикам хорошо подготовиться к "охоте".

Что касается технической стороны, то несомненным достоинством сербской батареи были радары и ракеты старой системы. Как известно, радар отслеживает самолет, регистрируя отраженный от него радиосигнал. Современные радары используют высокую частоту сигнала. Однако в случае со "стэлсом" короткие волны рассеиваются рубленым корпусом самолета так, что его нельзя заметить - именно причудливая форма и является основой этой технологии.

Однако для длинноволновых (низкочастотных) радаров подобная форма самолета не является препятствием. Такие локаторы не слишком точны, но зато они "видят" любой крупный объект в воздухе. Кроме того, как уже говорилось, F-117 отличается невысокой маневренностью и низкой скоростью, что делает его идеальной целью для старых зенитно-ракетных комплексов с низкочастотными радарами.

Золтан больше не смог сбить ни один "стэлс". Сразу же после того, как альянс потерял этот самолет, командование приняло меры по предотвращению подобных ситуаций. F-117 больше не летали в одиночестве - их сопровождали истребители, вооруженные ракетами HARM (наводящимися по сигналу радара). Самолеты стали менять маршруты полета, и устроить "засаду" на них сербы больше не смогли... Впрочем, это не убавило славы отставному полковнику. Он уже вошел в историю как человек, который смог сбить самолет-невидимку.

За штурвалом сбитого "ночного сокола" был американец Дейл Зелко (Dale Zelko), для его спасения была развернута самая масштабная поисковая операция со времен войны во Вьетнаме.

Поисковая группа нашла пилота спустя семь часов после сообщения о крушении F-117A: Зелко прятался в укрытии, скрываясь от югославской полиции. Пилота в ближайшее время доставили на авиабазу Авиано в Северной Италии. Сам Зелко рассказывал следующее о случившемся:

«Была очень низкая облачность. Ракету я увидел, когда она уже пересекла слой облаков, сразу после запуска. Она шла под углом в 50 градусов ко мне. И как только я её увидел, я понял: меня вычислили. Первая ракета прошла совсем близко над самолетом. Настолько близко, что самолет тряхнуло».

Большая часть остатков сбитого бомбардировщика хранится в музее авиации недалеко от белградского аэропорта имени Николы Теслы. Один из залов музея даже посвящён героям 3-й батареи 250-й ракетной бригады ПВО, в Белграде-на-Банице. Что касается электронного оборудования, то неофициально считается, что его большая часть была продана за границу (по мнению белградской прессы, оборудование купили Россия и Китай для тестирования своих прототипов самолётов с пониженной заметностью). США безуспешно требовали от Югославии вернуть обломки самолёта, но сербское правительство до сих пор отказывается возвращать их.

Загрузка...

Популярное в

))}
Loading...
наверх