Бонды Дэвида Боуи

Стареющему музыканту Дэвиду Боуи повезло. Даже если его напрочь забудут поклонники, финансисты всего мира будут помнить всегда как человека, открывшего новую страницу истории в таком старом способе привлечения денег, как выпуск облигаций.

Эта история началась двадцать два года назад в августе 1996 года, когда Дэвид Боуи оформил права интеллектуальной собственности на 25 альбомов, записанных им до 1990 года.

Будучи человеком предприимчивым, Дэвид начал думать, что ему делать дальше с собственным музыкальным наследием.

Для начала он спросил совета у своих менеджеров из Rascoff Zysblat Organization (RZO). Те не смогли предложить ничего лучше, как продать права на альбомы какой-нибудь крупной звукозаписывающей компании. К cчастью, глава RZO Билл Зисблат был знаком со скандально известным директором инвестиционного банка Fahnestock and Co. Дэвидом Пуллманом, который не позволил истории завершиться столь банальным образом.

Слава пришла к Пуллману в середине 90-х благодаря его работе с Голливудом. Если большинство инвестиционных банкиров предпочитали клиентов, которые могли предложить в качестве залога материальные активы, то Дэвид Пуллман нашел собственную «золотую жилу» – он начал специализироваться на сделках с интеллектуальной собственностью.

Его коньком стала «секьюритизация». Идея этой финансовой операции, в общем, проста: превратить некий неликвидный актив (например, интеллектуальную собственность) в актив, торгуемый на рынке. В качестве такого «неликвида» в Голливуде выступали фильмы, которые прошли в прокате несколько лет назад. Обладая правами на них, студия получала отчисления («роялти») от каждого показа фильмов по телевидению, но не могла их выгодно использовать. Тут-то и появился Пуллман, который предложил превратить отчисления, получаемые кинокомпанией, в обеспечение для ее займов. Опробовав свою схему на голливудских воротилах, Пуллман предложил ее Дэвиду Боуи. Идея была в том, чтобы выпустить облигации под залог будущих доходов от продаж тех самых 25 альбомов. Боуи не нужно было долго уговаривать. «Он всегда был умным парнем, да и нюх на выгодное дельце у него что надо», – сказал тогда Пуллман в интервью журналу Business Week.

Новое слово на Wall Street

 

В феврале 1997 года появились первые в истории частные облигации, выпущенные под залог будущих доходов от интеллектуальной собственности. Сделка позволила Дэвиду Боуи заработать $ 55 млн. за один день. Это было част­ное размещение сроком на 10 лет, по условиям которого покупателями облигаций могли стать только инвестиционные банки или страховые компании. Весь выпуск бондов скупил страховой фонд Prudential Insurance по фиксированной ставке 7,9 %. Это значило, что в обмен на $ 55 млн., выплаченных рок-музыканту, компания-покупатель получила право в течение десяти лет получать 7,9 % доходов с продаж 25 альбомов Дэвида Боуи. Эта сделка настолько потрясла рынок, что термин «бонды Боуи» прочно вошел в рабочий лексикон Wall Street, подарив «музыкальное» название всем последующим выпускам частных облигационных займов под залог интеллектуальной собственности.

Казалось, менеджмент Prudential Insurance не прогадал. Дэвид Боуи был на пике славы, и не было повода сомневаться в том, что его альбомы пойдут нарасхват. Сыграл свою роль и кредитный рейтинг, присвоенный бондам Боуи рейтинговым агентством Moody’s. На неорганизованном рынке ценных бумаг,как известно, слово рейтингового агентства– закон (это связано с тем, что при облигационном займе «товаром» является заемный капитал, который должен быть возвращен по окончании срока действия облигаций, и кредитору важно знать, сможет ли эмитент погасить кредит). Несмотря на необычность сделки, Moody’s установило рейтинг бондов Боуи на уровне A3 – всего в шести ступенях от наивысшего рейтинга. В терминологии рейтинговых агентств это означает, что «способность эмитента погасить обязательства высока, хотя в некоторой степени она все же зависит от неблагоприятного изменения обстоятельств и экономических условий».

Успех Дэвида Боуи и его бондов вскружил голову многим звездам шоу-бизнеса. Календарь рынка облигаций запестрел датами выпуска «бондов Боуи».

Download music.FREE!!!

Но вдруг популярность «бондов Боуи» пошла на спад. От услуг Дэвида Пуллмана отказался Лучано Паваротти, не стали выпускать собственные облигации Робби Уильямс, Брайан Адамс и канадская поп-звезда Гордон Лайтфуд. Причина – спад продаж в индустрии развлечений, связанный с распространением интернет-пиратства.

Привычка подростков скачивать музыку через Интернет совершенно бесплатно не только подорвала доходы крупных звукозаписывающих компаний, но и лишило звезд шоу-бизнеса возможности брать взаймы у собственной славы. Банкирам стало намного сложнее найти для своих клиентов кредитора, согласного дать миллионы под залог будущих продаж «товара», за который теперь можно и не платить (стоит только набрать в каком-нибудь Google название песни и слова «скачать бесплатно»).

Рейтинговые агентства отреагировали мгновенно: осенью 2001 года Moody’s понизило кредитный рейтинг «бондов Боуи» до уровня Baa, это на сленге финансистов означает «эмитент обладает достаточной способностью погасить обязательства, но неблагоприятные экономические условия и изменение экономических обстоятельств могут серьезно ослабить платежеспособность».

Падение кредитного рейтинга разом повысило риски потенциальных инвесторов и увеличило обязательства по выплатам. Другими словами, если счастливчик Боуи сумел отделаться 7,9 % годовых для покупателей бондов имени самого себя, то эмитенты, решившиеся на облигационный заем после 2001 года, столкнулись с желанием инвесторов получать от 10 до 15 % годовых в качестве компенсации за принятые на себя риски.

Дело Боуи живет

 

И все-таки идея, заложенная в «бондах Боуи», не утратила своей привлекательности. Получить дешевый кредит под залог нематериальных активов – что может быть приятнее? Посудите сами: для большинства кредитов либо требуется залог в виде материальных активов (например, для ипотеки), либо стоимость кредита такова, что лучше уж совсем отказаться от покупки дачи на Рублевском шоссе, диплома МГИМО и т. д., чем идти в банк. В случае с «бондами Боуи» залога не требуется. К тому же, как говорят финансисты, песни не единственные продукты интеллектуальной собственности, известные человечеству. Есть еще не относящиеся к материальным активам хитрые запатентованные технологии, которые не так-то легко украсть.

Да и с торговлей песнями в последнее время дела обстоят не так уж плохо. Благодаря использованию цифровых технологий записи и интернет-услугам в последнее время музыка снова стала активно продаваться. Например, Apple Computer с 2003 года посредством интернет-услуги iTunes продала более 500 млн. песен. Так что дальновидные банкиры уже приготовились к тому, что «бонды Боуи» снова окажутся востребованы.

Анастасия Бибикова

Источник ➝