Последние комментарии

  • Олег Орлов16 января, 12:17
    Если кто толковый и не свалил и те свалят!Фонд «Время науки» - здесь рождаются ученые!
  • Сергей М16 января, 10:43
    Позитив по торговле с Россией не перекрывает общей минорной картиныКитайский экспорт в декабре впервые за два года снизился на 4.4%
  • Алёна ********15 января, 12:39
    Наполеонов единицы,  а среднестатистических людей -- миллиарды...Семь правил осмысленной жизни

Что есть успех? История миллионера, которого все ненавидели

На вопрос, что он считает главным секретом успеха, знаменитый инвестор Уоррен Баффетт ответил: «Когда человек доживает до моего возраста и вокруг него есть любящие его люди – это и есть успех. И неважно, сколько денег в твоей банковской ячейке». Возможно, произнося эту фразу, Баффетт имел в виду историю Джея Гулда – человека, который приобрел умопомрачительное богатство, но потерял доверие и уважение.

Сегодня имя Джея Гулда напрочь забыто широкой публикой, а 150 лет назад он был любимой мишенью карикатуристов, символом «мира чистогана», личностью настолько одиозной, что журналисты называли его не иначе как «Мефистофелем с Уолл-стрит». История его поучительна и любопытна: в этом человеке равно уживались гений инвестирования и демон беспринципности и цинизма.

Надо признать, что Гулд был ярким воплощением «американской мечты», самым настоящим «селфмейдом» – человеком, который «сделал себя сам». Джей Гулд родился 27 мая 1836 года в семье мелкого фермера и не понаслышке был знаком с тяжелым трудом. В те времена считалось, что детям фермеров грамота ни к чему, но Джей уговорил отца отправить его в школу. Человек любознательный и способный, он увлекся картографией и математикой. В 18 лет составил карту округа Ольстер штата Нью-Йорк, а в 20 выпустил труд «История округа Делавэр». Но слава ждала Джея на ином поприще.

Джей рано показал деловую хватку, удачно использовав кризис 1857 года. Он за бесценок выкупил у своего партнера бизнес по дублению кожи, а потом на товарной бирже практически скупил рынок кож и в 20 лет стал миллионером. К концу 1860-х годов у Гулда появляются финансовые и политические связи, он живо интересуется самым прибыльным бизнесом – железными дорогами. Вместе с партнерами он скупает акции железной дороги «Эри», крупным акционером которой был знаменитый Вандербильт. Гулд провел своих людей в совет директоров компании и начал с Вандербильтом борьбу за единоличный контроль. Не будем утомлять читателя описанием этой схватки, скажем лишь, что это была исключительно грязная игра с обеих сторон: с подкупом судей и политиков, попыткой банкротства компании, похищениями людей и скандалами. Гулд показал себя достойным противником, не уступив Вандербильту в хитрости и цинизме. «Эри» оказалась первой жертвой. Захватив над ней контроль, Гулд начинает скупать железные дороги на Среднем Западе. В 1869 году Гулд со своим партнером Джеймсом Фиском затевает «многоходовку», скупая золото и играя на повышение его цены. По их замыслу, с подъемом цен на золото вырастет и цена на пшеницу; фермеры станут продавать зерно, а значит, резко вырастут и грузоперевозки по железным дорогам. В эту изящную комбинацию Гулд вложил $7 млн. И ему удалось за месяц «разогнать» цену золота на 65%. Но в игру вмешалось казначейство США, и курс золота рухнул. Этот день вошел в историю Нью-Йоркской биржи как «черная пятница» – 24 сентября 1869 года. Знавший заранее об интервенции казначейства, Гулд успел выйти из игры и даже немного заработать, но те, кто продолжал ставить на повышение, разорились. Гулда обложили судебными исками и однажды даже чуть не линчевали, но ему удалось выйти сухим из воды. А вот его партнер Фиск получил пулю за свои делишки…

После этой аферы уже ничто не могло спасти репутацию Гулда. Впрочем, по утверждению некоторых биографов, он нарочно распускал о себе дурные слухи. В американском бизнесе конца XIX века дурная слава действительно могла в какой-то мере помочь в конкурентной борьбе. К 1880-м годам Гулд был королем финансов: ему принадлежали компания Western Union и метрополитен Нью-Йорка, он владел каждой девятой милей железных дорог США. В 1886 году вспыхнула «Большая забастовка» рабочих железных дорог. И Гулд вновь «отличился» – он задавил протест, наняв штрейкбрехеров, и его фраза: «Я могу нанять половину рабочего класса для того, чтобы убить вторую половину» вошла в историю. Недоверие к нему было так велико, что любое его действие воспринималось как попытка в очередной раз всех обмануть. В 1892 году, пытаясь спасти биржу от паники, он объявил, что будет скупать бумаги, но в его благородный порыв никто не поверил. Дурная слава настигла его бумерангом, и если раньше он скорее играл в «барона-разбойника», то теперь действительно разочаровался и озлобился.

Заслуги «короля финансов», который, между прочим, построил тысячи миль железных дорог, Америка забыла сразу же после его смерти. «Мефистофель с Уоллстрит» умер в 56 лет от туберкулеза – эта болезнь мучила его с детства. Официально он оставил $72 млн (на деле его состояние было раза в два больше), которые быстро растаяли в руках наследников. Ненависть к нему была так велика, что в последний путь толпа провожала его проклятиями, а по дороге на кладбище гроб с телом Гулда попытались взорвать. К счастью, от этой бомбы никто не пострадал. Добился ли Гулд успеха? Возможно, это и так, если считать мерилом успеха количество денег. Но в жизни важны не только деньги. Тем, кто считает иначе, напомните историю Джея Гулда – миллионера, которого все ненавидели.

Юрий Зайцев