Основанная на долларе мировая финансовая система была исходно обречена на крах!

Наши западные друзья хорошо понимают только язык денег. Для того, что бы понять, почему "мочат" Трампа, нужно разобраться в основной проблеме мировой валютной системы. 

Трамп и промышленники, которые его поддерживают стремятся любыми путями спасти США, а его оппоненты хотят продолжить пользоваться выгодами долларовой экономики, оттягивая неизбежную катастрофу насколько возможно. Оппоненты Трампа уже списали США, они надеются как-то пережить катастрофу, а на страну им плевать.

Вот в чем главная фишка и подоплека борьбы элит в США.

Все остальное – шум.

Триффин, американский экономист, описал парадокс, свойственный Бреттон-Вудской системе золотовалютного обращения, который демонстрирует взаимосвязь и одновременно полную несовместимость ее основных принципов. С одной стороны, рост международной торговли требует все большей денежной массы, в тоже время, эта масса должна быть обеспечена золотыми резервами.

Таким образом, парадокс Триффина для системы, в которой валюта обеспечена золотом, выглядит так:

1. Эмиссия ключевой валюты, доллара США, обязательно должна коррелировать с золотым запасом страны. Излишняя эмиссия, не обеспеченная золотом неизбежно должна подорвать доверие к валюте.

2. Ключевая валюта должна выпускаться в объемах, которые требует постоянно растущая международная торговля. Таким образом доллары должны печататься в нужном количестве, не взирая на обеспечение их золотом.

 

Золота всегда добывалось относительно немного. В течении ХХ века уровень золотодобычи постоянно повышался, но рост добычи не успевал за ростом мировой торговли. Кроме того, металл постоянно извлекался из оборота уходя на ювелирные, технические нужды и на создание частных запасов. Это не могло не беспокоить Центральные банки и в 1968 году они разделили рынок золота на две части, ЦБ стран по-прежнему могли покупать друг у друга золото по цене 35 долларов за унцию, однако воздерживались продажи золота на частных рынках, где допускались колебания его цены. После марта 1968 величина официальных золотых резервов перестала снижаться. Но мировая торговля росла!

Двухуровневая система прекратила отток золота из мировых запасов, но парадокс Триффина не решила, в результате чего постепенно произошел отказ от привязки валют к золоту. Родилась Ямайская валютная система, в результате которой, данный парадокс не умер, а только видоизменился. Получение доллара статуса резервной валюты ведет к расширению выпуска долларов, для обеспечения международной торговли, к неизбежному росту потребления в США за счет импорта, дефициту торгового баланса, другим неприятным последствиям. И в итоге, к ослаблению доллара!

Парадокс, сильная валюта, которая приобрела статус резервной, неминуемо будет ослаблена из-за собственного статуса "резервной валюты"! И господа, вроде Хазина, начинают на всех углах говорить, что доллар просто резанная зеленая бумага, которая ничего не стоит.

 

Теперь представим, что реализуется идея региональных валютных зон (изобретение некого нашего экономиста, если он не слизал ее из зарубежных источников). Предположим, образовалась рублевая зона, где рубль – резервная валюта. Россия должна эмитировать столько рублей, сколько требуется для торговли в ее зоне. Однако, чем больше денег выпускается, тем больше инфляция. Чтобы сбалансировать инфляционные процессы, капитал из России должен вывозиться с более высокой скоростью, чем импортируются товары вследствие эмиссии рубля. Данный процесс не может быть бесконечным - капитал возвращается, да еще и с прибылью, и в итоге эмиссия неминуемо ослабляет рубль. Экономика загибается, потому, что выгоднее приобретать товары за границей, растет государственный долг. Но возникает второй парадокс, пока рубль – резервная валюта, крах возможен только в самом катастрофическом виде.

В итоге, Россия приходит к печальному концу, ее свергают с пьедестала самой сильной экономики рублевой зоны, а сама зона превращается в зону тенге, к примеру. И все повторяется.

Трамп, своей политикой пытается обмануть логику процесса, пытается мягко сойти с этого поезда, мчащегося в бездну, возвращая производство в страну, обращая поток долларов вспять, обратно в Америку. Он своими руками заставляет Европу начать торговать с соседями за евро, Китай – за юани, да хоть вернитесь обратно к золоту! Но доллар должен перестать быть мировой резервной валютой! Иначе – крах, катастрофа, при чем не только для Америки, но и для все планетарной экономики. Вот где главный раскол в американской элите,

Ледокол «Красин» – легенда нашего флота

В России идет активная замена созданных еще в СССР атомоходов новыми атомными ледоколами. Это одно из приоритетных направлений в освоении важного для страны Арктического региона. А что такое Арктический регион? Это 3 миллиона квадратных километров, или 18% всей площади страны. Здесь сосредоточены 80% газа, 60% нефти, 90% никеля и кобальта, 60% меди, почти все наши алмазы и прочая, и прочая. 19 тысяч километров российских границ приходится на Северный Ледовитый океан, но морские пути в этом океане девять месяцев в году скованы льдами.

Ну как здесь обойтись без ледокольного флота?

Лед русским не помеха

Еще в самом начале прошлого века Россия стала лидером в освоении Северного Ледовитого океана. Правда, и до этого представители многих народов пытались штурмовать северные широты, но пока за это не взялись ледоколы, все заканчивалось в лучшем случае безрезультатно. В течение первой половины ХХ века первенцами ледокольного флота России были «Ермак» и «Святогор». Более мощных кораблей в мире просто не существовало. Наиболее интересная судьба выпала ледоколу «Святогор», который позднее получил название «Красин». 70 лет он практически без остановок взламывал льды Арктики и за это время успел затонуть, вновь войти в строй и поучаствовать в страшной войне. В 1992 году судно получило охранное свидетельство и стало памятником истории государственного значения.

Трудная дорога домой

В начале ХХ века работы в северных морях хватало, а на все и про все у нас был только один ледокол «Ермак». По тем временам он был самым мощным, но этого было недостаточно. Несколько раз ставился вопрос о новом корабле, и уже во время Перовой мировой войны в 1916 году Россия заказала в Англии новый ледокол водоизмещением в 10 тысяч тонн и мощностью в 10 тысяч лошадиных сил. Заказ выполнили быстро, и уже 15 сентября 1917 года «Святогор» включили во флотилию Северного Ледовитого океана. Портом приписки стал город Архангельск.

1918 год стал во многом трагичным для новенького ледокола. Началась англо-французская интервенция. Враг рвался в Архангельск, и новые советские власти решили затопить корабль на подступах к городу, сделав из него непроходимую преграду. Затопили корабль не очень удачно, англичане все равно вошли в город, а ледокол они подняли, и он несколько лет ходил под английским флагом. Все это время Советское правительство вело переговоры о возвращении корабля, а решить проблему удалось дипломату Леониду Красину. В 1921 году ледокол вернулся на родину, правда, советская сторона выплатила англичанам приличную сумму – 75 тысяч фунтов стерлингов. В 1926 году Леонид Красин ушел из жизни, а в следующем году ледокол получил имя «Красин».

Под советским флагом ледокол обеспечивал ледовую проводку транспортных судов на Балтике. Например, в 1925-1926 году он освободил из ледового плена 30 пароходов, застрявших в Финском заливе в районе Соммерс-Гогланд. Ледовая обстановка была тяжелой, но корабли были выведены в Ленинград и частично на Запад.

Ледокол «Красин» идёт по Северному морскому пути. Фото С. Н. Струнникова

Спасение экипажа «Италии»

Особой страницей биографии ледокола стало спасение экипажа дирижабля «Италия». В те годы именно дирижабли могли занять особое место в истории воздухоплавания, и их, как и ледоколы, стали сооружать непосредственно для освоения арктических просторов.

Дирижабль «Италия», созданный итальянским инженером Умберто Нобиле, предпринял попытку покорения Северного Полюса. Попытка оказалась удачной, дирижабль пролетел над Северным Полюсом и приземлился на Аляске, а вот на обратном пути случилась катастрофа. В 100 километрах от Шпицбергена произошла утечка газа, и воздушное судно ударилось о ледяную поверхность. Один человек погиб, шестеро пропали без вести, а еще 10 человек, включая Нобиле, оказались на льду. Через несколько дней совершенно случайно один из радиолюбителей поймал их сигнал о помощи.

Весь мир узнал о трагедии, и на помощь экспедиции отправились 18 кораблей и 21 самолет. В морском караване был и ледокол «Красин», который в тот момент находился в Ленинграде и готовился к ремонту. За три дня ледокол подготовился к походу, уже 21 июня 1928 года прибыл в норвежский порт Берген, откуда отправился к месту крушения дирижабля. 12 июля «Красин» добрался до места, где стояла знаменитая «красная палатка» с аэронавтами. Люди были спасены, а «Красин» прославился на весь мир. В 1969 году известный советский режиссер Михаил Калатозов снял об этих событиях фильм «Красная палатка», в котором снялись знаменитые западные актеры Шон Коннери и Клаудия Кардинале.

Спасение экспедиции Нобиле

Но спасением экипажа Нобиле приключения ледокола не закончились. На обратном пути «Красин» принял сигналы SOS от немецкого лайнера «Монте-Сервантес», на борту которого было 1500 туристов. Пассажиры лайнера уговорили капитана подойти поближе к месту катастрофы и хотя бы издали посмотреть на знаменитый ледокол. В пути лайнер получил пробоину и сам стал жертвой Антарктики, а туристы смогли посмотреть на легендарное судно не издали, а непосредственно в работе. «Красин», несмотря на свои повреждения, изменил курс и пошел на помощь. Благодаря героическим усилиям советских моряков лайнер был спасен. Сам ледокол после ремонта в Норвегии вернулся в Ленинград. На причале корабль встречали 200 тысяч восторженных горожан. Весь экипаж был награжден орденами Трудового Красного Знамени за особые заслуги перед страной.

Все на защиту отечества

Война вписала новые страницы в историю советского ледокола. Все имеющиеся ледоколы стали военными судами, которые обеспечивали проводку конвоев в ледовых условиях. Немцы понимали, сколь высоко значение ледоколов в условиях сурового климата Арктики, за выведение их из строя были объявлены высокие награды. Но этого не произошло, советские войска не дали нарушить конвойные операции. В 1941 году «Красин» выполнял очень интересную миссию. Он был откомандирован в США для помощи в организации высадки десанта в Гренландии. На следующий год он уже в составе военного конвоя PQ-15 вернулся на родину. По пути конвой был атакован немецкими самолетами. Пять было сбито кораблями конвоя, а два – непосредственно «Красиным». Ледокол и сам получил повреждения. Однако после ремонта продолжил водить полярные конвои. 

Красин на картине капитана дальнего плавания и художника мариниста Николая Штуккенберга

Мирное время

В мирное время все продолжалось, как и до войны. Практически не поддается подсчету количество судов, которое провел «Красин» сквозь дрейфующие льды, и невозможно подсчитать, сколько миль преодолел он во всех морях Северного Ледовитого океана.

С ледокола велись научные исследования, что позволило расширить знания об Арктике, которая не спешила делиться своими тайнами. Ледокол «Красин» продолжал работу до 1970 года, а после уступил свое место новым, отвечающим требованиям современности кораблям. До завершения карьеры «Красин» работал как энергоплавбаза арктических экспедиций, участвовал в разведке нефти на полярных архипелагах Шпицберген и Земля Франца-Иосифа.

В конце 1980-х годов ледокол «Красин», немало сделавший для покорения Арктики, отправился в Ленинград, где продолжил службу в роли корабля-музея на набережной Лейтенанта Шмидта.

Ледокол «Красин» входит во всемирную ассоциацию исторических кораблей, состоящую из 175 кораблей и судов различного назначения. Среди них и такие корабли-легенды, как наш крейсер «Аврора», американский линкор «Миссури» и британский чайный клипер «Катти-Сарк».

Владимир Иванов. История.РФ.

Популярное в

))}
Loading...
наверх