Последние комментарии

  • Роберт Сергеев16 июля, 17:21
    Меня больше интересует моя Родина и за нее погибли мой дед и прадед! А вас сволочей что интересует? Все что угодно,но...Что ждет Грузию в будущем? Печальные размышления
  • Финам.Инфо16 июля, 16:03
    В XVIII веке ученыем баловались с электромагнетизмом. Искорки, молнии, лапки легушачьи дергаются. Кто бы подумал, что...Россия снова на переднем крае исследований космоса
  • . .16 июля, 15:32
    вам от этого легче, люди?Россия снова на переднем крае исследований космоса

История одного башкирского восстания

Башкиры восставали в своей истории довольно часто, и, тем не менее, оставались одним из наиболее преданных России народов. Такой вот парадокс. На примере одного из восстаний 1705-1711 гг. я попытаюсь этот парадокс прояснить, а заодно и ответить еще на один вопрос, чем же Российская империя отличалась от Британской.

Но, прежде всего, стоит вернуться во вторую половину XVI века, когда Иван Грозный предложил башкирским родам войти в российское подданство. Башкиры подумали, оглянулись по сторонам и решились. В 1554-1555 гг. были приняты в русское подданство северные и западные башкиры. В 1556 году послали своих послов и основные племена башкир - тамьяны, юрматы, бурзяне, кипчаки. В договоре юго-восточных башкир о вхождении в подданство Российского государства говорится: «Договорились о землях наших и религии, договорились башкир - мусульман никогда в другую религию не насиловать, обычаи наши соблюдать, башкирам служить царю с рвением».

Башкирские послы обещали сохранить верность России, платить ясак и направить свою делегацию в Москву. В 1557 году посланцы башкир привезли в Москву, кроме подарков царю пушниной, первый ясак в царскую казну. Послы получили жалованные грамоты царя, где говорилось, что земли башкир являются их вотчинными владениями. В договоре писалось: «…бояром, околничим, и думным людям, и стольникам, и стряпчим и дворяном московским и из городов дворяном и детям боярским и всяких чинов русским людям поместным всяких земель не покупать и не менять и в заклад, и сдачею и в наем на многие годы не имать». Причем это запрещалось под страхом конфискации всего имущества.

Надо сказать, что попытки нарушить договор были. Все они, как правило, являлись произволом местных наместников, башкиры бунтовались, сведения о бунте доходили до Москвы, и та уже давала укорот зарвавшимся воеводам, подтверждая старые грамоты.

Не стало исключением и то восстание, о котором я хочу рассказать. Произошло оно уже при царствии Петра I, государя решительного и в средствах достижения цели не очень разборчивого. Казна была пуста и тогда для ее пополнения ввели институт прибыльщиков, которые своей наглостью и беспринципностью очень напоминают нынешних коллекторов. В их задачу входило снятие налогов с населения, что очень часто дополнялось еще и их собственным произволом.

А началась эта история с того, что 5 октября 1704 года в Уфимскую губернию прибыли два удачливых прибыльщика Андрей Жихарев и Михаил Дохов. Они пригласили тарханов-старейшин и призвали созвать большой сбор на горе Чесноковка неподалеку от Уфы. Там они потребовали отправить 4000 воинов на Северную войну, с чем башкиры были согласны. Объявили, что семьи этих воинов от налогов все равно не освобождаются. Башкиры стерпели и это. Согласились они даже и на вдвое большую норму по отправке лошадей. Далее пошли совершенно немыслимые с точки зрения башкир требования: мечети строить только по христианскому обычаю, устраивать кладбища рядом с мечетью и фиксировать смерти и бракосочетания только в присутствии русского священника. Кроме того, вместо ожидаемых 25 налогов, эти ухари решили ввести 72. Теперь обкладывались налогом: бракосочетания (с жениха, с невесты и с муллы), поминальные молитвы, голова каждой скотины, отдельно ее кожа, каждое колесо телеги, каждая створка ворот. И даже за цвет глаз: за светлые глаза драли шесть копеек (напомню, времена петровские и копейка тогда была в большой цене), а за темные – восемь копеек.

Тут башкирские старейшины и взорвались. Избили прибыльщиков до полусмерти и разодрали созданный прибыльщиками поддельный Указ.

Тогда комендант Казани Никита Кудрявцев послал в Уфу доблестного служаку Александра Сергеева с двумя драгунскими и четырьмя пехотными полками. Тот созвал в Уфе тарханов, обложил их уже обязанностью поставить 20 000 лошадей. А потом начал их пытать. Затем заковал их в колодки и бросил в подвал, где большинство из них умерло от голода и холода.

Потом Сергеев прошелся широким бреднем по башкирским селениям, конфискуя все. Причем, не разбирая, участвовал башкир или не участвовал в бунте. Так у Дюмея Ишкеева, остававшегося лояльным, он угнал весь скот. Ничего удивительного, что Ишкеев вскоре станет одним из активных действующих лиц восстания.

И Башкирия стала тлеть. Сведения дошли до Петра I. Но рубить с плеча он не стал, а послал своего фельдмаршала Бориса Шереметева разобраться на месте. Тот выслушал башкир и доложил царю, что те были в своем праве. Выпустил на волю оставшихся в живых башкирских старейшин, объявил об отмене всех новых налогов и начале следствия над «злыми» прибыльщиками. Но вскоре Шереметева царь отправил под Астрахань, и все вернулось на свои места. Башкиры решили замириться и послали в Москву делегацию, правда кружным путем через Астрахань, где их вновь встретил Шереметев и дал им сопровождение.

Более того, Петр I, получив их челобитную, тут же приказал примерно наказать прибыльщиков и Сергеева. Но тут произошло то, что так часто случалось в нашем государстве. Меншиков, который был заинтересован в откатах от прибыльщиков, заковал их в цепи и отправил на расправу в Казань, где одного повесили перед кремлем, а остальных спустили в подвал. Так началось одно из самых длительных башкирских восстаний. В батальные сцены я входить не буду, скажу лишь, что на начальном этапе башкирская конница наголову разбивала присылаемые на усмирение полки. Более того, в Башкирии стали появляться эмиссары из Крыма и с Кубани, а сами башкиры решили отложиться от подданства царя, который не держит своего слова.

Только в 1708 году в дело вступил Хованский, который со своими 15 полками смог оттеснить башкирские войска от Казани и вытеснил их в Уфимский уезд. Вскоре начались переговоры. И вот здесь начинается самое интересное. Что сделали бы англичане? Хотя причем тут «бы»? Достаточно вспомнить, как они расправились с восстанием сипаев. В «дремучей и дикой» России поступили по-иному. Хованский признал все претензии башкир справедливыми. Правительство же утвердило это его решение, возбудив против Сергеева, Жихарева и Дохова следствие. Еще два года возмущение тлело из-за попыток казанского наместника Кудрявцева бойкотировать достигнутое соглашение, но через некоторое время его сменил Петр Апраксин. Ни один из лидеров мятежа не подвергся репрессиям. Кудрявцева послали в отставку без пенсиона, а Дохова, Жихарева и Сергеева отправили на эшафот.

Возможно ли таковое представить в той же Британской империи? Есть и еще одно отличие: каждый британец в той же Индии становился по отношению к местному населению большим человеком. В России русский народ зачастую находился даже в более униженном состоянии, нежели другие народы. К примеру, те же башкиры никогда не знали крепостничества. И это тоже было гарантировано тем первым договором с Иваном Грозным.

Все восстания башкир происходили в результате злоупотреблений именно местных властей, и мятежи были лишь средством найти на них укорот в Москве, стоило этого добиться, как край приходил в мирное состояние.

Владимир ГЛИНСКИЙ.

Популярное

))}
Loading...
наверх