Последние комментарии

  • День Проходящий16 декабря, 18:48
    Да начните с того, что ЛЮБОЕ производство должно прежде всего быть БЕЗОПАСНЫМ для природы. На всех этапах производств...Опасные технологии. Наука почти всемогуща. И этим опасна.
  • Финам.Инфо16 декабря, 18:16
    В отличие от вас я там был. И только в моем отряде были и раненные и убитые. Причем мой-то отряд находился еще в дово...Пара слов о Макаревиче, Шевчуке, Окуджаве...
  • Oleg Modestov16 декабря, 17:28
    Чушь собачья. Никто не полз под огнем в 1993-м.   Погибло полторы сотни зевак. Макашов пытался взять штурмом Останкин...Пара слов о Макаревиче, Шевчуке, Окуджаве...

Два военных дневника

Мы все знаем дневник Тани Савичевой из блокадного Ленинграда, в котором она скупо описывает, как умирала ее семья. Но есть и другие женские дневники из того времени...

 

 

И, пожалуй, начну я сегодня с дневника Лидии Осиповой, Она же Олимпиада Полякова. В нашей традиции он получил название «Дневник коллаборантки».

И, несмотря на более позднюю литературную обработку, он основывался на подлинных записях тех лет самой Олимпиады Поляковой. В 1941 году супруги Поляковы проживали в Пушкине. С начала оккупации города немецкими войсками супруги занялись активной коллаборантской деятельностью, считая германский фашизм злом преходящим, а большевизм - злом «своим» и потому более опасным. Но лучше я дам слово первоисточнику:

«22.6.41. Сегодня сообщили по радио о нападении немцев на нас. Война, по-видимому, началась, и война настоящая. Неужели же приближается наше освобождение? Каковы бы ни были немцы - хуже нашего не будет. Да и что нам до немцев? Жить-то будем без них.
У всех такое самочувствие, что вот, наконец, пришло то, чего мы все так долго ждали и на что не смели даже надеяться, но в глубине сознания все же крепко надеялись. Да и не будь этой надежды, жить было бы невозможно и нечем. А что победят немцы - сомнения нет».

«13.8.41. Вчера один летчик, пообедав в столовой аэродрома, сказал кассирше: «А теперь полетим бомбить врага на его территории в Сиверской». Отсюда узнали, что Сиверская занята немцами.

Когда же они придут к нам? И придут ли? Последние часы перед выходом из большевитской тюрьмы всегда самые тяжелые».

«9.9.41. Свершилось. ПРИШЛИ НЕМЦЫ! Сначала было трудно поверить. Вылезли мы из щели и видим - идут два настоящих немецких солдата. Все бросились к ним.
У одного в руке лопнувшее куриное яйцо, и он очень боится разбить его окончательно. Несет на ладони. Бабы немедленно нырнули в щель и принесли немцам конфеты, кусочки сахара, белые сухари. Все свои сокровища, которые сами не решались есть. А вот солдатам принесли».

«5.10.41. Немецкая идиллия кончилась. Начинается трагедия войны. Вчера немцы повесили против аптеки двух мужчин и одну девушку. Повесили за мародерство. Они ходили в запретную территорию между немецкими и русскими окопами и грабили пустые дома».

«26.11.41. Продали мои золотые зубы. Зубной врач за то, чтобы их вынуть, взял с меня один хлеб. А получила я за них два хлеба, пачку маргарина и пачку леденцов, и полпачки табака».

«20.12.41. Жизнь становится все ужаснее. Сегодня идем на работу в баню, вдруг распахивается дверь в доме, и из нее выскакивает на улицу старуха и кричит: «Я кушать хочу, поймите же, я хочу кушать!». Мы скорее побежали дальше. Слышали выстрел. Тот это или какой-либо невинный - не знаю.
На днях одна женщина против Управы собирала щепки около разрушенного дома. Напротив квартируется команда СС. Часовой что-то кричал этой женщине, но ни она, ни кто другой не могли понять, чего он хочет. Тогда он приложился и застрелил ее. Как курицу. Днем. На глазах у всех».

Если честно, как-то мерзотно это все перечитывать. Поэтому просто дам небольшую биографическую справку. В 1943 году Поляковы переехали в Ригу. Там они служили в газете «За родину», по некоторым данным, Олимпиада Георгиевна занимала должность редактора газеты.

В 1944 супруги были эвакуированы в Германию, где сблизились с Народно-трудовым союзом. Стремясь избежать выдачи в СССР после войны, они сменили имена.

А в эти же самые годы: «Савичевы умерли. Умерли все. Осталась одна Таня». Но и Таня умерла 1 июля 1944 года.

Владимир ГЛИНСКИЙ.