Последние комментарии

  • Stefan19 февраля, 11:58
    Отличная от правды. Желаю успехов в выращивании пшеницы из овсюга! Трофим Лысенко и Николай Вавилов. Так кто был прав?
  • Stefan19 февраля, 11:43
    Согласен с Вами. Уже есть опусы, что Земля плоская. Думают что на фоне русофобии можно протащить любую ахинею :))))) Трофим Лысенко и Николай Вавилов. Так кто был прав?
  • Stefan19 февраля, 11:41
    Да неужели наука? Смех и грех. Жаль времени на эту лабуду отвечать. Трофим Лысенко и Николай Вавилов. Так кто был прав?

Виноват ли Сталин в судьбе советских военнопленных?

Существует такое устойчивое мнение, что именно Сталин бросил их на произвол судьбы, не подписав Женевскую конвенцию и объявив их предателями. Давайте разберемся, обратившись к реальным фактам?

 

 

Этот миф проявился даже в школьных учебниках. Фабула его проста: Сталин заявил, что у нас не может быть военнопленных и не присоединился к Женевской конвенции.

И это дало немцам возможность уничтожать их любыми возможными способами: расстреливать травить газом, морить голодом. Есть еще и продолжение этого мифа, который гласит, что всех освобожденных военнопленных тот же Сталин тут же отправлял на «архипелаг ГУЛАГ». Даже не буде говорить о том, кто стал автором этого мифа. Просто пойдем по порядку.

Итак, Сталин и Женевская конвенция. Мало кто знает, что на самом деле СССР конвенцию хоть и не подписал, однако ратифицировал заключенную одновременно конвенцию об обращении с ранеными и больными на войне. СССР продемонстрировал, что собирается действовать в рамках международного права. Таким образом, это означало, что СССР и Германия были связаны общими международно-правовыми нормами ведения войны, которые имели обязывающую силу для всех государств, независимо от того, присоединились они к соответствующим соглашениям или нет. Даже без всяких конвенций уничтожать военнопленных, как это делали гитлеровцы, было недопустимо. Согласие и отказ СССР ратифицировать Женевскую конвенцию положение не менял.

Именно поэтому на этот факт обратил внимание глава военной разведки и контрразведки Германии адмирал Вильгельм Канарис. Он направил начальнику Верховного главнокомандования вермахта (ОКВ) протест, в котором сообщил, что хотя Женевская конвенция не действует в отношениях между Германией и СССР, но действуют основные положения общего международного права об обращении с военнопленными. Канарис писал: «… с военной точки зрения недопустимо убивать или увечить беззащитных». То есть, наша подпись под Женевским документом с точки зрения международного права ничего не меняла. Более того, с началом войны СССР еще и пытался обеспечить своим пленным максимальную правовую защиту. Уже 27 июня 1941 года СССР выразил готовность сотрудничать с Международным комитетом Красного Креста. 1 июля было утверждено «Положение о военнопленных», которое строго соответствовало положениям Гаагской и Женевской конвенций. Германским военнопленным гарантировались достойное обращение, личная безопасность и медицинская помощь. Это «Положение» действовало всю войну, его нарушители преследовались в дисциплинарном и уголовном порядке. Таким образом, СССР сделал односторонний шаг навстречу Берлину. Проблема была в том, что Гитлер уже подписал приговор населению Советской России, поэтому Женевскую конвенцию по отношению к нашим пленным фашисты не стали бы выполнять, даже в случае того, если бы СССР подписал ее еще в том самом 1929 году. Так что никакие действия советских властей не могли остановить эту людоедскую машину (кроме полной победы).

А теперь перейдем ко второй части мифа. Согласно ему, освободившихся из немецкого плена солдат и офицеров тут же гнали в сталинские лагеря. Этот миф очень популярен и взят на «вооружение» советско-российским кинематографом. Считается, что сталинский режим приравнял плен к измене Родине, со всеми вытекающими из этого факта последствиями. Однако это только миф и очередная ложь.

Согласно советскому довоенному законодательству преступлением считалась лишь сдача в плен, не вызванная боевой обстановкой. К примеру, если боец Красной Армии сбегал со своей позицией к противнику, ему светил при поимке расстрел с конфискацией имущества. Военнопленные же, попавшие в плен по не зависящим от них обстоятельствам, в условиях, вызванных боевой обстановкой, уголовному преследованию не подлежали. Плен был не преступлением перед Родиной, а трагедией.

Несколько ужесточили свое отношение к проблеме плена в августе 1941 года. Полоса страшных поражений привела к значительным потерям Красной Армии, в том числе и пленными. 16 августа 1941 года появился знаменитый приказ № 270 «Об ответственности военнослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия», который подписал Иосиф Сталин. Приказ вполне соответствовал времени – враг рвался к главным советским центрам, ситуация была критической и требовала чрезвычайных решений. Сдача в плен была приравнена к измене Родине. Следует отдать должное Кремлю: высшая власть довольно быстро поняла, что приказ излишне жесток. К счастью, на практике предписанные приказом №270 жестокие меры применялись очень редко, т. к. учет попавших в плен налажен не был. А уже с начала ноября 1941 года Наркомат иностранных дел снова стал предпринимать действия по облегчению жизни находившихся в немецком плену советских военнопленных.

Одним из поводов, который привел к появлению мифа о направлении пленных в советские лагеря, стала проверка военнопленных в спецлагерях НКВД. При освобождении из немецкого плена военнопленных направляли именно туда. С октября 1941 года по март 1944 года через проверку в таких специальных лагерях прошло 320 тыс. бывших военнопленных. Причем в этих лагерях людей не только проверяли, но бывшие военнопленные восстанавливали свои силы. Подавляющее большинство успешно прошло проверку и поступило в распоряжении вооружённых сил, войск НКВД или было направлено на промышленные и сельскохозяйственные предприятия. Арестовали только 4% от общего числа подвергнутых проверке.

В условиях фронта часто обходились и вовсе без проверки. Так, по воспоминаниям командующего 21-й армией М. И. Чистякова, у Гумрака оказался лагерь для военнопленных. Бывших пленных одели, обули, накормили, дали на отдых и лечение 10-15 дней, затем из них отобрали 8 тыс. человек и сформировали 8 батальонов, которые вооружили и отправили в дивизии. С ноября 1944 года практика направления освобожденных военнопленных в воинские части, минуя спецлагеря НКВД, была узаконена постановлением ГКО.

Государство не преследовало бывших пленных. Кремль закрыл эту тему еще 7 июля 1945 года, когда появился указ «Об амнистии в связи с победой над гитлеровской Германией». Согласно этому указу помилована была даже часть коллаборационистов (недобитые нацистские пособники до сих пор напоминают о себе в Прибалтике и Украине).

А откуда появился этот миф? На самом деле первая его часть сформирована из оправданий самих фашистов, которые пытались найти оправдания своим зверствам в концлагерях, когда сами попали на скамью Нюрнбергского суда. А вторая появилась уже во время «оттепели».

А вот по-настоящему наших военнопленных предали уже в наше время. Сначала Горбачев отказался от репараций со стороны ФРГ, которая к тому моменту выплатила из них только половину, а затем и Ельцин, при котором российские власти согласились, что военнопленные не имеют права на компенсацию. Соответствующее межправительственное соглашение Российская Федерация подписала с Германией 20 марта 1993 года.

Популярное

))}
Loading...
наверх