Экономика преступлений и ЧМ-2018

Речь пойдет не о преступлениях, которые были совершены во время проведения Чемпионата мира по футболу; судя по доступной информации, ничего экстраординарного не происходило, иначе об этом шумела бы вся планета, настолько пристально наблюдали за мундиалем западные СМИ. И не о банальных кражах и прочей полицейской статистике.

ВСе гораздо тоньше и интереснее.

В 1992 г. Нобелевской премии по экономике был удостоен 62-летний профессор экономики и социологии Чикагского университета Гэри С. Беккер за "распространение сферы микроэкономического анализа на целый ряд аспектов человеческого поведения и взаимодействия, включая нерыночное поведение". В частности, он исследовал экономические аспекты дискриминации, анализировал американское общество и различия в уровне оплаты труда черных и белых американцев, но его теория вполне применима и к нашей стране. Обобщил и институализировал понятие «человеческий капитал» в одноименной работе, занимался проблемами экономики домашних хозяйств и экономики семьи, заложил основы новой теории потребления (статья "Теория распределения времени" Becker G. Theory of the Allocation of Time).

В данный момент мне хочется рассмотреть другую его статью - "Преступление и наказание: экономический подход" Becker G. Crime and Punishment: An Economic Approach, которая была опубликована в 1968 году в "Journal of Political Economy". В ней он анализирует преступность как экономический вид деятельности, экономику правонарушений. В своем анализе он исходил из положения, что преступники – не психопаты и не жертвы социальной среды, а рациональные экономические агенты, предсказуемо реагирующие на имеющиеся в их расположении возможности, ограничения и последствия.

Выбор преступного образа жизни, преступления как средства заработка, является обычным инвестиционным решением в условиях риска и неопределенности, факторов, которые влияют и на любой другой выбор. Из этого следует, что уровень преступности и выбор «профессии», связанной с преступлениями, зависит от соотношения выгод и издержек (материальных и нематериальных), связанных ними. Этот выбор будет определяться разницей доходов от легальной деятельности и преступной, вероятности поимки и осуждения, тяжестью наказания и прочими факторами. И высокий уровень рецидивов вызван исключительно тем, что преступники заранее просчитывают риски профессии, вероятность поимки и длительность срока заключения учитывается ими заранее, в момент выбора профессии. Ну, или несколько позже, когда знакомятся с реалиями профессии, учитывая фактор неполноты или недостаточной достоверности получаемой информации в момент выбора преступного образа жизни.

Таким образом, для людей, склонных к риску, а именно такие индивидуумы выбирают это ремесло, рост вероятности поимки, является более значимым фактором, нежели тяжесть наказания, рост сроков заключения. То есть для предупреждения преступности более эффективное средство «неотвратимость наказания», а не его тяжесть. Анализ показал также, что для лиц с высоким уровнем образования более характерны преступления с высоким уровнем денежных затрат, в то время как для лиц малообразованных – преступления, связанные с большими временными издержками, требующие больших затрат времени. Для первых более тяжким наказанием является тюремное заключение, а для вторых - выплата денежной компенсации (определяющим является опять-таки фактор потерянных заработков).

Экономический подход к преступности завоевал широкую популярность, использовался при анализе законодательств разных стран и даже при вынесении судебных решений.

Известный российский экономист, профессор Чикагского университета и ВШЭ, Константин Сонин, с точки зрения экономики правонарушений взглянул на итоги ЧМ по футболу 2018. «На чемпионате мира 2018 года гораздо меньше удалений (всего 4 - вместо 10 в 2014, 17 в 2010, 28 в 2006, 17 в 2002, 22 в 1998, 15 в 1994, 16 в 1990, а до этих звёзд не защищали и карточек было мало) и не было ни одного удаления за «фол последней надежды». Это он связывает с инновацией в судействе, внедрении технологии VAR. Причина снижения количества нарушений, полагает он, в том, что сейчас наказание за них следует с крайне высокой степенью вероятности. «То есть если удаляют с вероятностью 40 или даже 60%, то есть смысл участвовать в лотерее, а если – 90% - то нет. Групповой турнир научил всех, что судьи теперь видят нарушения в штрафной при стандартах гораздо лучше, чем раньше, а про игровые фолы и вовсе сомнений не было.

Какой вывод может сделать экономист? Увеличив вероятность «поимки преступника», VAR поменяла стимулы у футболистов, заставив перестать рисковать. Простая иллюстрация для соображений Гэри Беккера об экономике правонарушений».

Очень изящная иллюстрация экономической теории на практическом материале. Снимаю шляпу.

Михеев Сергей, Финам