Последние комментарии

  • Алиса Майская19 декабря, 18:32
    Кстати о "шоуменах" - затейниках, (по-русски говоря)))))))))А может и стоит законодательно защитить русский язык от глупых экспериментов?
  • YRI19 декабря, 17:10
    на первом канале российском телеведущий такой маленький узкоглазый вообще по фене ботает и всем расправой угрожает эт...А может и стоит законодательно защитить русский язык от глупых экспериментов?
  • Сергей Анисимов19 декабря, 16:56
    Так еще когда Дж,Вашингтон писал:"Монархия это плохо.Хуже только демократия"Глобальная слабость Америки - это демократия-по американски. Почему она так плохо работает?

Советские долги. Почему и какие долги нам пришлось списать и что делать дальше

Прямое финансовое кредитование государствами других стран повсеместно сокращается. Причина проста - очень мало рычагов воздействия.

 

Прекрасный пример: наш кредит Украине Януковича. Несмотря на то, что он был оформлен в виде евробондов, выбить эти деньги мы до сих пор не можем. И есть вероятность, что Высокий суд Лондона примет в итоге политическое решение и не будет доводить Украину до фактического дефолта.

Второй вид кредитов, товарные, связан с поддержкой экспорта своей собственной продукции. Живых денег страна не видит, а получает набор товаров или услуг, цена которых фиксируется в виде кредита. Советский Союз широко практиковал такую схему помощи «дружественным» режимам. В результате нам пришлось списать более 140 млрд долларов кредитов. Однако тут важно отметить одну особенность – товарные кредиты, выделенные СССР на мирные цели, практически полностью были погашены должниками, а военные - практически полностью списаны. И стоит отметить то, что здесь негативную роль часто играли наши бывшие соседи. К примеру, после погашения товарного кредита Египтом, мы заикнулись о погашении кредита, предоставленного стране в рамках военно-технического сотрудничества. И тут же «нарисовались» белорусские, украинские, казахские и другие товарищи, требуя от Египта погашения своей доли кредита. Египтяне резонно заметили: вы сначала между собой разберитесь, а потом мы расплатимся. И что интересно, эта схема возникала с завидным постоянством по всему земному шару, от Арабского Востока до Юго-Восточной Азии и Африки.

Откровенно говоря, глядя на повсеместное тиражирование данной схемы, у меня невольно возникает мысль, что правители этих стран просто «коррумпировали» правительства стран экс-СССР для того, чтобы «честно» не платить по кредитам, которые они исходно считали невозвратными – ведь их давали ради распространения социалистической идеологии. При этом кредиты, данные на создание промышленности и инфраструктуры, большинство предпочитало все же вернуть.

У современной России нет идеологических догм, и поэтому мы кредитуем преимущественно надежных заемщиков. Но бывают и промашки. После списания Саддаму Хусейну 9 млрд долларов советских долгов, мы умудрились прокредитовать его еще на 12 млрд долларов, предоставив ему на эту сумму оружие. После американской операции в Ираке, свержения Саддама и его казни эти деньги тоже пришлось списать. Но кто знал, что его американцы назначат виновным в террактах 11 сентября, вместо саудитов? Новое, проамериканское правительство не желало платить по этим счетам, да и не имело возможности. Со своей стороны мы довольно косо смотрим на разговоры иракского правительства о том, что им очень нравятся наши вертолеты.

Сегодня предоставление товарных кредитов Россией идет с большим скрипом. Причина – дороговизна таких кредитов. В развитых странах функцию кредитования экспорта гражданской продукции выполняют или обычные коммерческие банки, или специально созданные агентства по поддержке экспорта. Мы тоже неоднократно пытались создать такое, но в 90-е и начале 2000-х нам постоянно ставили палки в колеса западные друзья. Что мешает сегодня? Не знаю. Возможно, то, что правительство играет на стороне больших госкорпораций Росатома, Ростеха и т.д., а другой бизнес остается вне поля зрения власти.

С банками другая проблема – дорогой кредит. Проблема дороговизны кредитов, получаемых внутри России, очень сильно сказывается в ходе различных международных тендеров по строительству инфраструктурных объектов, в ходе которых российские компании могут выиграть по соотношению цена-качество, но проигрывают за счет гораздо более высоких платежей по уплате процентов.

В этой связи интересен опыт Росатома, который пользуется схемой, где кредитором строительства АЭС в других странах выступает федеральный бюджет. Кредиты, получаемые странами-заемщиками, являются более чем льготными — помимо длинных сроков в них закладываются низкие процентные ставки (3% годовых в случае Египта), которые к тому же начинают начисляться только после ввода станции в эксплуатацию. Вообще, об опыте Росатома стоит поговорить подробнее, но уже в другой раз.