Последние комментарии

  • Татьяна Юрина19 августа, 17:53
    Я в этот день сидела на работе и работала, вокруг меня народ тусовался, разговоры разговаривал, я -  спокойно делала ...А что вы делали в это время двадцать восемь лет назад?
  • Александр19 августа, 17:44
    Я на даче был.А что вы делали в это время двадцать восемь лет назад?
  • Владислав Архипов19 августа, 17:36
    Когда я работал в ОВО , был у нас один старичек. Бывший работник КГБ.  Как-то в разговоре за чашечкой чая, он поведал...Пара слов про палача и садиста

Малоизвестная война с далекими последствиями

Сегодня, рассказывая про "коктейль Молотова", мы упомянули Рифскую войну, в которой он был впервые использован в массовом количестве. Но мало кто знает, что на той войне произошло еще одно немаловажное событие - первое по настоящему массированное применение танков.

С момента захвата Испанией части территорий Северной Африки, ставших Испанским Марокко, там не прекращала тлеть малая, партизанская борьба с захватчиками, время от времени выливавшаяся в полномаштабные войны.

Наиболее ожесточенной и крупномашатабной была многолетняя Третья Рифская, более известная как просто Рифская война...

Война, которая длилась с 1921 по 1927 год. Еще известна также как Вторая Марокканская, Третья Рифская или просто Рифская война. — колониальная война Испании и (с 1925 г.) Франции против берберского эмирата Риф, созданного в результате восстания в Северном Марокко. Основное событие — битва при Анвале, в которой рифские войска нанесли испанцам тяжёлое поражение, и в течение первых лет удерживая военную инициативу. Завершилась ликвидацией эмирата Риф после совместного наступления испанских и французских войск.

Рифская война была одной из самых кровавых и жестоких в периоде между двумя мировыми войнами. С одной стороны, именно в ней впервые была продемонстрирована возможность маленького народа, значительно уступающего противнику в численности войск и вооружении, но применяющего грамотную тактику и активно использующего рельеф местности, в течение долгого времени противостоять сразу двум «передовым» армиям своего времени. С другой — именно в ней, а не во Второй итало-эфиопской войне европейцы впервые применили химическое оружие против сопротивляющегося «нецивилизованного» народа, а также массово применили танки.

Рифская армия


Берберские племена региона Риф издавна славились своим воинским искусством, сочетавшимся с меткой стрельбой, великолепной организацией маскировки на местности и засад, а также высоким моральным духом и храбростью; значительным фактором также был политический опыт и военный талант руководителя восстания, Абд аль-Керима. Точная численность рифской армии неизвестна. Испанский генерал Года оценивал её следующим образом: первоначально рифам удалось собрать племенное ополчение из 3000 человек, впоследствии же оно значительно увеличилось, но существенную его часть составляли воины из племён, прямо не подчинённых аль-Криму, но присоединившихся к восстанию для защиты своих территорий, и потому не обязанных служить в войске далеко от земель своих кланов более пятнадцати дней подряд. Элита рифской армии — войска, непосредственно подчинённые аль-Криму, — насчитывали порядка 6000-7000 человек. Всего же на пике восстания рифская армия насчитывала порядка 80000 человек.

Начало войны

1 июня 1921 года находящийся в Анвале Сильвестре решил начать наступление на Монте-Тхе в кабильском Тенсанаме — последний барьер перед заливом Альхусемасом, с которого открывался вид на прибрежные территории клана Бени-урагель. Из Анвала вышел отряд, который за несколько часов занял эту позицию, однако входившие в отряд ополченцы из коренных жителей внезапно напали на испанских артиллеристов (нападавших удалось разбить).

Через несколько дней испанцы заняли гору Игурибен, чтобы защитить Анвал с юга. 21 июля рифы осадили эту позицию и взяли её; из трёхсот пятидесяти человек гарнизона спастись удалось только одиннадцати.

На следующий день, 22 июля, рифы осадили уже сам Анвал. Их было около 3000 человек, однако противостоять им испанцы, армия которых находилась в совершенном беспорядке, не могли, и вскоре Анвал был взят, а практически весь его гарнизон, насчитывавший 5000 человек, был уничтожен. Генерал Сильвестре тоже погиб в битве, но тело его так и не было найдено. Части испанских войск всё-таки удалось бежать с поля боя, где они были остановлены отрядом под командованием генерала Филиппе Наварро, шедшим на помощь Сильвестре. Объединившиеся войска укрепились на горе Монте-Арруит в 80 км от Анвала, но почти сразу же были окружены рифами и две недели находились в осаде, не имея в достаточном количестве не только пищи, но и воды, вдобавок зная о нестабильности в тылу, где восстали новые племена. В итоге генерал Наварро согласился на капитуляцию, однако рифы, формально согласившись на это, вероломно напали на практически безоружных испанцев и устроили массовую резню. Общие потери испанцев под Анвалом и Монте-Арруит составили более 13000 человек, как минимум 600 человек, включая самого Наварро, попали к рифам в плен.

Рифская республика

19 сентября 1921 года двенадцать берберских племён объединились в Рифскую республику, государство с централизованной администрацией, которую возглавил Абд аль-Крим в должности президента. Премьер-министром стал его брат, Мухаммед аль-Хаттаб, военным министром — Ахмед Будра, министром внутренних дел — Лязид, в прошлом известный вор, министром иностранных дел — Азеркан, министром финансов — Абд эс-Салам аль-Хаттаб, министром юстиции и образования — факих Зерхуни.

Армию планировалось создать по образцу бывшей султанской марокканской армии. Предполагалось обучить и мобилизовать 20000-30000 человек в возрасте от 16 до 50 лет, разделив их на «сотни», подразделявшиеся, в свою очередь, на группы численностью 25-50 человек, и оснастить их современным европейским оружием.

1 сентября 1922 года Рифская республика была преобразована в Конфедеративную республику племён Рифа.

Танки протиф Рифа

К середине 1921 года испанское командование, потеряв убитыми, пленными и дезертирами свыше 12 тысяч человек личного состава со всем вооружением, включая артиллерию вплоть до гаубичной, не говоря уже о винтовках и пулеметах, решило переломть ситуацию в своих плохо обученных, скверно управляемых и постоянно окруженных врагами войсках. Выхода, казалось, не было, ведь у мятежников теперь было оружие, ни в чем не уступавшее армейскому, и вдоволь спецов из дезертиров и завербованых пленных. И если с одной винтовкой на троих и кинжалами они громили испанцев, то чего было ожидать теперь....

Испанские генералы сделали ставку на два козыря - Испанский Иностранный Легион и недавнюю модную техническую новинку с полей Великой войны - танки. Легион был превосходной частью, включая сорвиголов с разных концов света, кстати в тот период там оказалось значительное количество русских офицеров-эммигрантов... Кстати, именно об этой войне рассказывает знаменитый фильм "Легионер".

Выбор же танков был произведен между двумя моделями - британским Уитпетом и французскими Рено ФТ-17, естественно в пользу последнего, т.к. он был мощнее, легче, более проходимый, прост и легок в обслуживании, обладал сравнительно высокой огневой мощью и бронезащитой, башней кругового вращения, а главное - он был ДЕШЕВ, благо наклепали их французы столько, что потом не знали куда девать, и в дополнение к ним в качестве самоходного орудия поддержки заинетресовались французскими же машинами Шнайдер CA-1 модель 1916.

В общей сложности было использовано несколько десятков танков, но для африканского континента это была невиданная сила. Однако марокканцы дрались и с ними. 18 марта 1922 года, после двух месяцев тренировок на местности в вождении, даже не пристреляв оружие, рота Рено пошла в бой. Не имея опыта совместных действий с пехотой, действий в дождь, даже толком не освоив собственные огневые средства, рота приняла участие в маштабной операции против кабильского племени Бени Саид. Операция была задумана как совместное наступление с легионерами-пехотинцами. Целью было выбить племенные ополчения-харки (harka) из городов Tugunz и Ambar,именно по последнему эта операция и вошла в историю. 

Сыны Саида, а именно так переводится название племени, никогда до этого не встречавшие механических чудовищ, тем не менее не растерялись и дрались как львы....По танкам стреляло все, что могло стрелять, а убедившись, что пули не причиняют им вреда, воины не побежали, а запрыгивали на танки и пытались выстрелами или кинжалами через щели достать экипаж....

Тогда же были использованы и бутылки с зажигательной смесью. Хотя стоит признаться, что это было далеко не первое применение этого оружия против танков. Впервые его использовали еще тогда, когда танков не было и в помине. Сосуды с зажигательной смесью применяли на Кубе во время Войны за независимость. Известна даже точная дата появления этого оружия: 20 июля 1895 года, когда отряды кубинских повстанцев-мамби осадили испанский гарнизон в населённом пункте Байре. Кубинцы потребовали капитуляции, пригрозив применить «новое секретное оружие».

Вступление в войну Франции
Успехи рифов в войне с Испанией были стимулом к восстанию для многих марокканских племён, в том числе проживавших на территории французской «зоны»; кроме того, снова начались волнения в Джабале. Таким образом, на 1924 год под реальным контролем испанцев в Северном Марокко находились только Сеута, Мелилья, Тетуан, Лараш и Арсила. Фактическим началом участия Франции в конфликте стало размещение блокпостов на границе с испанскими владениями, хотя долгое время французы занимали выжидающую позицию. Однако через какое-то время рифы стали нападать и на французские укрепления, вторгаясь на территорию Французского Марокко и убивая французских солдат. Во время особенно крупного вторжения во Французское Марокко французы остановили рифов на пути к Фесу у города Уарга. После победы в битве при Уарге Франция имела все основания для официального вступления в войну против рифов на стороне Испании.

Французская армия развернула массированное наступление на территории рифов с юга, и именно французы первыми применили против рифов химическое оружие — горчичный газ. 9 сентября 1925 года французские и испанские войска (последние состояли в основном из солдат Испанского легиона) высадились в Альхусемасе; общая численность войск европейцев доходила до почти 300 тыс. человек, командовал объединёнными войсками Анри Филипп Петен, который сменил Юбера Лиоте на посту командующего французскими силами в Марокко. Рифы отчаянно сопротивлялись, но противостоять такой армии не смогли; их главные силы понесли большие потери и были разбиты.

Окончание войны
В конце войны аль-Крим предпринял совершенно отчаянную попытку — наступление на столицу Испанского Марокко, город Тетуан. Ему удалось подойти к городу и в сражении нанести ощутимые потери войскам Испанского легиона (один из его командиров, Хосе Мильян-Астрай, был ранен в этой битве), но изменить ход войны это уже не могло, тем более что применение французами и испанцами химического оружия против рифов продолжалось. 27 мая 1926 года Абд аль-Крим сдался французским войскам. Все испанские военнопленные рифов были освобождены, но некоторые офицеры по возвращении в Испанию были казнены за трусость.

Владимир ГЛИНСКИЙ.

Популярное

))}
Loading...
наверх