Последние комментарии

  • Полина Романова (железова)17 декабря, 13:17
    О том, что укры - древняя нация орала во всю глотку певица-зажигалка (по украински - спалахуйка) Руслана, которая гро...Как создается история. Елена Чудинова об украинском мифостроительстве
  • PSI17 декабря, 12:22
    Какая может быть "месть" со стороны латышских и прочих полицаев - если они сжигали в Белоруссии деревни с женщинами, ...Что произошло в Маслёнках?
  • Олег Морозов17 декабря, 11:41
    Бред какой!!! 18 век = победа за победой над турками(большая часть Причерноморья присоединена ), разгром армии Фридри...Почему Россия проигрывает войны за ништяки?

Cтоит ли Беларуси бояться алтына?

На прошлой неделе Владимир Путин заявил, что в настоящее время стало возможно говорить о формировании валютного союза между Россией, Белоруссией и Казахстаном. В свою очередь господин Назарбаев заявил, что из-за ситуации с низкими ценами на нефть Евразийскому экономическому союзу приходится сталкиваться с большими испытаниями.

Совсем недавно Путин поручил ЦБ РФ и правительству до 1 сентября определить целесообразность создания валютного союза ЕАЭС.

Соответственно тема евразийского валютного союза стала одной из основных в российских, белорусских и казахстанских деловых СМИ.  При этом в прессе часто звучала идея, что президент Беларуси Александр Лукашенко является принципиальным противником валютного союза, что в корне не верно. Дьявол, как всегда, кроется в деталях.

В начале нулевых Беларусь планировала перейти на российский рубль. Назывался даже точный срок - с 1 января 2005 года.  И в том, что этого не случилось, больше виновата Москва, чем Минск. Правительство Касьянова пыталось «продавить» Батьку по всем ключевым вопросам. Рассматривало Беларусь как добычу, которую можно и нужно взять на абордаж. Ведь если можно было бесплатно взять на залоговых аукционах ведущие российские предприятия, почему нельзя взять на абордаж целую республику. Тогдашнее правительство мечтало за бесценок провести приватизацию белорусских предприятий в интересах близких к тогдашнему премьеру олигархических кланов.

Времена были лихие. Достаточно вспомнить приватизацию в конце 2002 года НГК Славнефть. Тогда российская доля была продана в пользу Сибнефти Романа Абрамовича и ТНК (Михаил Фридман и Виктор Вексельберг) менее, чем за 2 млрд долларов. Китайцы давали 8 млрд долларов, однако их просто не допустили к торгам. Тогда же Минск был вынужден продать свою долю в компании Славнефть, причем не по самой привлекательной цене.

У современной Беларуси экономика достаточно крепкая, качество человеческого потенциала намного выше, чем в России и Казахстане. Сохранились высокие стандарты высшего образования. Основная проблема Беларуси в том, что у республики нет своих природных ресурсов. РФ и Казахстан также, кстати, стали беднее на фоне падения цен на нефть.    

Валютный союз предполагает наличие единого финансового центра. Где он будет, в Москве, Питере или Алма-Ате, не принципиально. Главное, что Беларусь сможет размещать рыночные займы в евразйиской валюте, то есть не зависеть от США и других западных стран. В евразийском финансовом центре в случае необходимости может также пройти приватизация белорусских предприятий. Плюс в рамках валютного союза стоит прописать возможность Беларуси напрямую кредитоваться в евразийском ЦБ, конечно, в рамках определенного лимита.

Вопрос в том, когда будут зафиксированы курс алтына (рабочее название евразийской валюты) к белорусскому и российскому рублю и тенге. С моей точки зрения, в текущем году нефть будет дороже, а значит курс российского рубля выше. Мы ориентируемся на паритет по паре евро/доллар и соответственно курсе 50 российских рублей за евро и доллар. Если наш сценарий будет справедлив, то это станет приятным сюрпризом для белорусских экспортеров и Беларуси в целом. 

В заключение стоит сказать, что евразийский регулятор вряд ли будет похож на ЕЦБ. Ключевые, в том числе, кадровые решения, вероятно, будут приниматься единогласно руководителями нацбанков или премьерами трех республик.

Когда распадался СССР, большинство республик хотели остаться в рублевой зоне, однако гиперинфляция и девальвация российского рубля похоронили эту идею. Сейчас макроэкономическая ситуация другая. Экономика России намного больше, чем экономика Беларуси и Казахстана. Плюс структура экономики России и Казахстана близки. Поэтому алтын будет очень похож на российский рубль.

Глава министерства финансов России Антон Силуанов заявил, что рубль сейчас недооценен на 10%. По мнению министра, российский рубль прошел период незащищенности перед давлением игроков и зависимости от сырьевой конъюнктуры. По мнению аналитиков Bloomberg, экономика России начала восстанавливаться. В текущем году колебания рубля стали ниже, чем у любой из тридцати самых торгуемых валют. Сейчас российский рубль колеблется так, как это наблюдалось в 2009 году. Отмечается также положительная динамика на рынке ценных бумаг.

Российская экономика смогла быстро адаптироваться к внешнему шоку. По мнению западных экспертов, санкции, обвал цен на нефть и фондового рынка должны были «разорвать в клочья» российскую экономику. Однако Россия выдержала удар, и вероятно ее экономика в ближайшие месяцы вернется к росту. Глобальные инвесторы уже проявляют интерес к российским облигациям. Сначала дорожают облигации, потом основные голубые фишки, потом акции второго эшелона. 

Ситуация для создания валютного союза благоприятная. Это должны понимать не только в Москве и Астане, но и в Минске. Естественно, при создании валютного союза должны быть учтены все финансовые и экономические интересны белорусской стороны.  

Фото: Shutterstock