Палач и садист. Часть вторая

Мне всегда кажется несправедливым, когда чьи-то заслуги незаслуженно приписываются другим персонажам. Особенно если это заслуги отрицательного толка. И особенно если это звание главного палача и садиста Советского Союза.

Всегда удивляло, почему же именно Лаврентия Берию наше историческое самосознание назначило на эту роль, как-то скромно умолчав о существовании другого более скромного героя, который как раз ничем кроме душегубства и не отличился на ниве советской истории.


Я говорю о Николае Ежове, который пробыл на посту наркома внутренних дел с 26 сентября 1936-го по 25 ноября 1938-го. Ведь именно при Ежове появились так называемые разнарядки местным органам НКВД с указанием числа людей, подлежащих аресту, высылке, расстрелу или заключению в лагеря или тюрьмы. В первый же год натягивания на наш народ «ежовых руковиц», в 1937-м, было осуждено 790 665 человек. Для сравнения в 1936-м таковых было почти в три раза меньше — 274 670. С расстрелянными, вернее приговоренными к ВМН (а это не всегда одно и то же), картина еще контрастнее: 353 074 в 1937-м против 1118 в 1936.


На второй год количество осужденных немного уменьшилось - 554 258, а вот количество приговоренных к расстрелу почти не сократилось — 328 618. Страшные цифры номенклатурного безумия, своего рода. Не зря эти годы остались в памяти годами Большого террора. О его причинах можно говорить сколько угодно, но вот только явно не Лаврентий Берия им заправлял.


А что же произошло когда в конце 1938-го на место Николая Ежова пришел Берия? Вновь обратимся к цифрам. Уже в 1939 количество осужденных за этот год в стране сократилось до 63 889, а количество расстрелянных до 2 552. То есть, почти в полторы сотни раз. Я сейчас приведу данные по бериевским годам только по расстрелянным:

1940 — 1649, 1941 — 8011, 1942 — 23278, 1943 — 3579, 1944 — 3029, 1945 — 4252... Да, небольшое замечание по военным годам — естественно здесь учитываются только те смертные приговоры, которые выносились по линии НКВД. Фронтовые расстрелы и расстрелы мародеров на месте в 1941-1942 гг в эти цифры не попали. Продолжим: 1946 — 2896, 1947 — 1105... А вот сейчас изюминка на торте: в 1948-1949 годах смертных приговоров не выносилось. 1950 — 475, 1951 — 1609, 1952 — 1612.

Ну а в 1953 году расстреляли самого Лаврентия Берию, который, как все мы знаем, был «палачом, садистом и насильником малолетних». Никого не смущает такая странность, что все мы помним прежде всего про палача Берию и совсем редко вспоминаем тихого низенького его предшественника Николая Ежова. А ларчик, на мой взгляд открывается довольно просто.

Именно в московской квартире и на даче Н.Ежова, его супруга начала устраивать литературные и музыкальные вечера «с раздеваниями», которые посещали известные писатели и видные деятели советской артистической элиты: И.Бабель, М.Кольцов, С.Эйзенштейн, Л.Утесов, редактор С.Урицкий. «Салон Ежовой» считался элитным, а сам нарком – покровителем искусств! Частыми гостями на этих «посиделках у наркома»» были и другие представители советской номенклатуры, и следует заметить совсем этим, как бы даже, и не гнушались. Так сказать, слетались, как мотыльки на огонек яркого костра, в порыве сексуального влечения к распущенной хозяйке...


Так что не с теми Берия дружил, не с теми. Вот если бы он как Ежов принимал у себя на даче нашу высокоинтеллектуальную элиту, дружил с театрально-литературной богемой... Но это была бы совсем иная история.


PS. Все цифры по осужденным и расстрелянным приведены по работам Виктора Земскова, еще с 1989 года вошедшего в состав комиссии по определению потерь населения, которая получила доступ к статистической отчетности ОГПУ-НКВД-МВД-МГБ.

Владимир ГЛИНСКИЙ.