Операция в Сарапуле: без крови, без выстрелов

Ахметжан Ходжабаевич Колпакбаев и Александр Геннадиевич Мельников в 1981 году являлись рядовыми срочной службы в 248-й мотострелковой дивизии Уральского военного округа. В середине декабря они решили, что пришла пора менять жизнь.

ПЕРВЫЙ ХОД - ОШИБКА

Колпакбаев грезил Америкой и мечтал перебраться за океан. Трудно сказать, действительно ли о звездно-полосатом будущем мечтал Мельников, поскольку в преступном тандеме у него была роль ведомого. Скорее всего, он просто не смог противостоять более сильному во всех смыслах боевому товарищу.

Ахметжан и Александр (он, к слову, до армии уже был судим за кражу) покинули пост 16 декабря, взяв с собой два автомата Калашникова и патроны. Они направились в школу № 12, расположенную на окраине Сарапула (тогда — Удмуртская АССР), неподалеку от воинской части. Дезертиры знали, что в 10 «А» учится сын командира части, поэтому и решили взять в заложники весь класс. Колпакбаев был уверен, что отец ради спасения жизни своего ребенка пойдет на все и выдаст им «счастливый билет» в США.

Но все сразу пошло не по плану. По какой-то причине дезертиры, которые превратились в террористов, добрались до школы уже ближе к окончанию учебного дня. В дом знаний они вошли без проблем, поскольку военные в нем являлись постоянными гостями. К тому же, Колпакбаев заявил, что в части пропали боеприпасы и есть подозрение, что украли их десятиклассники. А раз так, нужно проверить. У дежурного учителя не было ни малейшего повода не поверить солдатам, веса которым добавляли автоматы.

Но террористы просчитались. На момент их появления в школе остался лишь один десятый класс — «В», который находился на уроке биологии. Остальные старшеклассники уже разошлись по домам. И здесь Колпакбаев допустил ошибку. Вместо того, чтобы отказаться от задуманного, он решил идти до конца. Согласился, конечно, и Мельников.

Террористы вошли в класс, где шел урок биологии и поведали учителю свою легенду. Но Людмила Верховцева попросила их подождать до конца урока. Мужчины согласились. Как только прозвенел звонок, Верховцева отправилась к директору школы, а Колпакбаев и Мельников вошли в класс и заперли дверь. Затем, угрожая школьникам автоматами, они потребовали, чтобы те занавесили окна. Как только это было сделано в дверь постучал директор школы. Но Колпакбаев тут же нажал на спусковой крючок, дав очередь в стену. После этого он сообщил, что десятиклассники взяты в заложники. Затем террористы написали свои требования и отправили одного из учеников с этим посланием к директору.

Начальник Сарапульского горотделения КГБ капитан Владимир Викторович Орехов сначала не поверил, когда ему сообщили о захвате заложников в школе № 12. Но вскоре Орехову пришлось пересмотреть точку зрения, в городе действительно произошло ЧП.

По воспоминаниям участников событий, поначалу стражи порядка много суетились и толком не понимали, как и что нужно делать в первую очередь. Никто из них даже представить не мог, что придется столкнуться с подобной ситуацией в реальной жизни. Но суета первых минут вскоре уступила место профессионализму. К школе подъехали пожарные, была развернута станция переливания крови. А сам дом знаний был оцеплен. К тому времени к нему начали стягиваться люди: родители, родственники и друзья учеников и педагогов, просто любопытные и неравнодушные граждане.

Сами заложники впоследствии вспоминали, что им было не страшно. Они видели в окна, что за короткое время к ним на помощь пришел чуть ли не весь город. А вот террористов такой расклад наоборот только пугал и заставлял нервничать. И чтобы отвлечься, Колпакбаев раскрыл классный журнал и принялся знакомиться с учениками. А потом он рассказал им о причине своего поступка. Особое внимание он уделил радиостанции «Голос Америки», которая и вдохновила его захват заложников. Мельников почти все время молчал и сильно нервничал.

"ГУДБАЙ АМЕРИКА!"

Шло время, школьники захотели в туалет. Террористы, оценив ситуацию, согласились выпускать по очереди небольшими группами. Едва первые заложники — две девчонки — покинули класс, их встретили сотрудники КГБ. Расспросили о преступниках, а затем попросили вернуться обратно. Уговаривать их не пришлось, школьницы и сами не хотели бросать одноклассников в беде. Затем класс под тем же предлогом покинул и Колпакбаев. Сотрудники КГБ сначала хотели его взять, но передумали, поскольку риск был слишком велик. Затем было решено покормить детей, террористы не возражали.

Альберт Хакимов, один из заложников, вспоминал: «Мы выскакивали в коридор, и нам на ходу буквально запихивали в рот булочки и поили кофе, а потом нас быстро опрашивали в учительской, где был развернут штаб». Не отказались от еды и преступники.

И на протяжении всего этого времени террористов тщательно обрабатывали. В класс периодически заходил Владимир Орехов, а по громкой связи с Колпакбаевым и Мельниковым вел переговоры Председатель КГБ Удмуртской АССР Борис Петрович Соловьев. Совместными усилиями им удалось добиться освобождения девочек. Орехов пошел на хитрость. Владимир Викторович вспоминал: «А я все это время под дверью стою, и, в конце концов, говорю Ахмеду — как-то не по-мужски через дверь говорить. Он — заходи. Я зашел, а он сразу автомат вскинул. Я ему говорю — ты же видишь, я без оружия. Он немного успокоился, хотя все равно был настороженным, и мы начали разговаривать. Ахмед говорит — давайте нам автобус, сейчас мы детей погрузим и полетим в Америку. Я говорю — если ты прилетишь в Америку с детьми, да с автоматом, там тебя сразу в наручники и в тюрьму. Ты должен приехать туда как гражданин с международным паспортом. И он согласился».

Интересно вот что: террористам действительно сделали необходимые документы. А перед этим им выдали для заполнения различные анкеты. Таким образом стражи порядка выиграли еще несколько часов. Вечером Колпакбаев отпустил почти всех девочек, оставив лишь троих «на всякий случай». А вскоре в классе остались лишь одни мальчишки. К утру документы были готовы. Орехов вновь вошел в класс и сообщил: «Отпускайте парней, а я сейчас принесу паспорта, и они — поверили».

Вместе со школьниками класс покинул и сам Владимир Викторович. И как только дверь за ними закрылась, террористы поняли, что их перехитрили, ведь они остались без прикрытия. Теперь уже оставалось дело за бойцами «Альфы». Террористы были полностью деморализованы, поэтому командир подразделения Зайцев заявил: «Мы возьмем их без крови».

Операция прошла молниеносно. Мельников сам выбросил автомат, а Колпакбаев успел лишь его вскинуть. Через пару секунд террористы уже лежали на полу… Буквально через час в школе уже ничего не напоминало о ЧП. Технички быстро навели порядок, в этот же день возобновились и занятия. Колпакбаева и Мельникова судили в Свердловске. Первому дали тринадцать лет, второму — восемь.

Павел Жуков. Источник: diletant.media.

Владимир Глинский. "Человек и Бомба". Фрашки

И действительно, что мы все про коронавирус, да про коронавирус... Есть в польской литературе такой жанр - "фрашки". Это когда литератор свои рефлексии загоняет в два-три предложения. Время от времени я записываю их к себе в блокнотик, которым давно уже служит компьютер. Ну, и раз уж меня часто тут на сайте спрашивают, а кто такой этот Глинский, а подать его сюда, а что это за .... ну и так далее, то в качестве визитной карточки я решил вам представить свои "фрашки".

Последние дни любви

Человек и монстр
Иногда смотришь на человека и думаешь, что он монстр.

А иногда глядишь на монстра и думаешь: «Вот ведь человечище! Глыба». Самое забавное, что во всех случаях мы смотрим на человека. Иногда даже на одного и того же.

О природе чуда
Чтобы чудо случилось, необходимо, чтобы хотя бы один-единственный человек по-настоящему в него верил и желал его осуществления. Если же в чудо верят двое, то не случиться оно не может. Так почему же в жизни они так редки? Может, потому, что одновременно кто-то столь же страстно хочет, чтобы твое чудо никогда не родилось на свет?

Человек и бомба
Иногда в человеке тикает бомба. А иногда в бомбе тикает человек. Главное, не перепутать, кого и от чего ты хочешь освободить, и сделать правильный выбор между красным проводком и синим.

Работа и Голгофа
Еду в маршрутке на работу и радуюсь. Ведь маршрутки на Голгофу не ходят, а стало быть, несмотря на всю метафизическую схожесть этих мест, будем получать от ее посещения радость идиота, не понимающего, что ему вместо леденца на палочке дали нечто иное, и тоже на палочке.

Предательство
Как правило, в мирной жизни предательство совершается с абсолютно чистой совестью. Совершивший его всегда имеет стопудовые оправдания для своего деяния, или не деяния. Более того, он обычно считает, что иначе-то и поступить было нельзя.
Правда, от этого его суть все равно не меняется, и от него потом будет крайне сложно куда-либо сбежать.

Необратимость
И будете искать следы Любви своей и не обрящете. Вот вроде бы только что вы ее отставили в сторонку до лучших времен, на мгновение лишь отвернулись, и уже нет ее нигде в подлунном мире. И ничего, и никогда не исправить. Легче восстановить невинность, чем вернуться хотя бы на секунду назад. Не становитесь слишком часто клиентом Необратимости – она ничего не забывает и ничего не прощает.

Ад и Рай
Каждый сам творец своего Ада. В этом смысле адотворение – процесс индивидуальный. А вот Рай построить можно только вместе с кем-то. И вроде бы люди знают это, но все равно каждый пытается себе урвать персональный кусочек рая, который потом студенистой противной медузой утекает сквозь его ладони.

Грехопадение
Обычно почему-то считается, что грехопадение было в потере Адамом и Евой невинности. Нет, родные мои, грехопадение заключалось в потере ими Любви. Любовь спала с них, и вот тогда они увидели, что наги, уродливы и противны взору своему. Устыдились этому и сшили себе одежды. Именно поэтому мы до сих пор в Боге ищем Любви и только Любви.

Вовремя предвидеть
Кстати, женщины, видимо, лучшие политики. Именно в том смысле этого слова, который вкладывает в политику обыватель. Ведь интриги, недоговорки-иносказания – это их стихия. Не случайно высказывание Талейрана – «Вовремя предать – это значит предвидеть» – так органично ложится на женскую психологию. Женщина, как правило, всегда успеет сойти с тонущего корабля, причем обязательно станет в жертвенную позу:
"Мне очень трудно пойти на этот шаг, дорогой. Но поверь, так тебе самому будет легче справиться с надвигающимся штормом".

Литература
Коллега фотограф (в смысле коллега по редакции, а не по фотографированию) вернулась с очередного открытия Года литературы. Говорит, там литература выступала в виде юной беззащитной девушки, скрытой под кокетливой маской...
Нет, ребята... Сегодняшняя литература – это прожженный всеми огнями и пробитый всеми ветрами трансвестит, уже забывший и свой пол, и возраст, и даже чего она, собственно, здесь еще делает. Она вот так по инерции щелкает своей вставной челюстью и пытается кокетливо улыбнуться, хотя опять же забыла зачем и кому.

Улыбка
Сегодня ехал на работу в промерзшем НефАЗе. По салону мрачной небритой тучей передвигался кондуктор – мужик лет под сорок – и спокойно, словно привычный ко всему Харон, снимал с пассажиров плату за проезд через этот нескончаемый Стикс утреннего мегаполиса.
Но вот на одной из остановок автобус тронулся чуть резвее, и небритый Харон покачнулся, судорожно ловя руками ускользающее от него пространство. И тут на его лице промелькнула улыбка. Нечаянная, извиняющаяся, безвинная, беззащитная…
Вот за эту улыбку я все готов простить своему народу.

Когда уходит любовь
Когда уходит любовь, мир распадается на правду и ложь, справедливость и несправедливость, которые сплетаются в змеиный клубок и начинают кусать свои же хвосты в поисках первой вины. Все пространство вселенной становится бесконечным отзеркаливанием вины.

Циновки
Вот так живешь-живешь, растишь себе броню на тонкой оболочке своей души. И вот уже не берут ее ни танковый снаряд, ни отравленный нож янычара, ни злые языки врагов. Потом приходит женщина и сдирает ее на хрен с мясом, просто потому, что ей в коридоре не хватило материала на циновки.

Любовь
Любовь всегда происходит не из-за чего-то и не почему-то. Она всегда возникает вопреки. Вопреки всему – вопреки законам физики, обстоятельствам, косности среды и неудобствам быта. Стоит об этом забыть, как она выпархивает из твоих рук. И тогда начинают искать почему да почему. Нипокочему.

Бурчалки

Содом и Гоморра
Вот так же несколько тысяч лет назад удивлялись жители городков Содом и Гоморра:
– Слышь, сосед, что-то в округе все колодцы пересохли.
– Да, любезный друг, и облака почему-то больше не проливаются дождем...
Грустно осознавать, что, в принципе, мы сами добивались того, чтобы Господь отвернулся от людей своих. Животные вот только за чьи грехи маются?

Оптимизация
По поводу всех этих оптимизаций, хочу выступить со встречным предложением и сократить русский алфавит вдвое. Это сколько же бумаги сэкономится!

Власть как alter ego
Стоит стать ровесником власти, как вдруг начинаешь понимать мотивы ее действий и решений.
С одной стороны, вроде бы хорошо. Наконец-то сокровенное становится явным. А с другой – уже сложно быть к ней объективным, ведь власть-то начинает думать как ты и становится твоим alter ego.

Редукция
Забавно, но именно просвещеннейшие последние два века наглядно показывают, что чем меньше в мире становится томления по отсутствующему в нас Духу Святу, тем быстрее этот мир редуцируется до Содома и Гоморры.

Новое слово в сектоведении
В наше время сложилась такая новая секта. Секта Свидетелей ДТП.

Дон Кихот
Как трудно быть Дон Кихотом в этой варварской стране. Слишком много наглецов, и совсем нет ветряных мельниц.

Бой с тенью
Он настолько был невезуч, что, даже ведя бой с тенью, обязательно проигрывал ей по очкам.

Слова, слова…
До чего же забавен наш язык! Увидел в сверстанной полосе заголовок: «Приложили руки». И подумалось: вот ведь забавно, если «приложили руки» – то это хорошо, а вот если «приделали ноги» – то плохо.

Владимир ГЛИНСКИЙ.

В России завершилась модернизация одной из самых мощных в мире пушек

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх