Какие новинки получит российская армия в 2019 году?

Атомный князь России, витязи неба, ядерный авангард, новая броня и торнадо.

В этом году на вооружение российской армии поступит новейший ракетный комплекс «Авангард». Об этом весной прошлого года сообщил президент России Владимир Путин.

Он, в частности, отметил, что испытания новых образцов стратегических вооружений продолжаются в соответствии с графиком.

В конце декабря 2018 года был произведен успешный испытательный пуск ракеты комплекса «Авангард» с гиперзвуковым планирующим крылатым боевым блоком.

Российские войска получат новейший зенитный ракетный комплекс С-350 «Витязь». об этом, в частности, заявлял командующий войсками противовоздушной и противоракетной обороны – заместитель главнокомандующего Воздушно-космическими силами генерал-лейтенант Юрий Грехов.

Он уточнил, что в 2018 году зенитные ракетные комплексы С-400 и зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь-С» были поставлены в подразделения противовоздушной обороны, дислоцированные в Крыму, Хабаровском крае, Ленинградской и Калининградской областях, а также в Арктическом регионе.

Более 40 современных реактивных систем залпового огня и самоходные гаубицы с автоматизированной системой управления огнем получат подразделения ракетных войск и артиллерии Вооруженных Сил России в 2019 году.

В рамках исполнения гособоронзаказа предприятия-изготовители передадут в войска РСЗО «Торнадо-Г» и «Торнадо-С», а также самоходные гаубицы 2С19М2 «Мста-СМ».

Система «Торнадо-Г» принята на вооружение Российской армии в 2014 году и уже зарекомендовала себя как высокоэффективное и надежное оружие, пришедшее на смену классическому «Граду». «Торнадо-С» — модернизированная РСЗО 9К58 «Смерч». Она комплектуется новыми реактивными снарядами калибра 300 миллиметров с максимальной дальностью полета до 120 километров. Кроме того, разработки наших инженеров превратили систему залпового огня в высокоточную, можно запрограммировать конкретную цель для каждой ракеты и каждой задать свою траекторию.

Самоходная гаубица «Мста-С» — советская и российская 152-мм дивизионная самоходная гаубица. Ее модификация «Мста-СМ» имеет увеличенную скорострельность и дальность, она может стрелять высокоточными снарядами «Краснополь».

Свыше 450 единиц бронетанковой техники в 2019 году получат подразделения Сухопутных войск. В рамках исполнения гособоронзаказа Министерству обороны РФ будут переданы образцы боевой техники, успешно зарекомендовавшие себя при эксплуатации в различных климатических зонах.

Так, Сухопутные войска получат модернизированные танки Т-72Б3М и Т-90М, боевые машины пехоты БМП-3, бронетранспортеры БТР-82А и БТР-82АМ.

Как полагают в Минобороны России, имеющиеся темпы перевооружения позволят довести долю современных образцов вооружения и военной техники Сухопутных войск к исходу 2020 года до 70%.

На 2019 год запланировано принятие в состав Военно-морского флота России головного атомного подводного ракетоносца проекта «Борей-А» «Князь Владимир». Об этом сообщал министр обороны России Сергей Шойгу.

По словам главы оборонного ведомства, в этом году долю современных образцов в Военно-морском флоте необходимо довести до 64%.

Вооруженные Силы России ожидает масштабное обновление — с конца декабря 2018 года в войска началась массовая поставка новых автоматов АК-12. Первая партия стрелкового оружия составила 2,5 тысячи единиц и стала первой массовой закупкой новых автоматов за последние 30 лет.

Как заявлял замминистра обороны Алексей Криворучко, решение о том, какие части первыми получат новый автомат, будет принято позже, пока автоматы поступают на склады Минобороны.

Исхак Ахмеров. Он спровоцировал Перл-Харбор

7 апреля 1901 года родился один из самых эффективных советских разведчиков, руководивших в Америке резидентурой НКВД. В открытом списке выдающихся советских разведчиков имя Исхака Ахмерова стало встречаться лишь недавно. По меткому выражению одного из ветеранов спецслужб, успешный разведчик зачастую остается безвестным всю свою карьеру, а то и многие годы после. А полковника Исхакова в отечественной разведке официально считают наиболее успешным резидентом времен Второй мировой войны.

Страсть к учебе

Своего отца родившийся 7 апреля 1901 года Исхак Ахмеров не запомнил: тот умер, когда мальчику еще не исполнилось и года.

Сразу после этого мать увезла его из родного городка Троицк Оренбургской губернии (теперь — Челябинской области) под Казань, к деду-скорняку, на чьи скромные доходы в основном и жила семья. Так что после того, как умер и дед, двенадцатилетнему Исхаку пришлось самому идти работать. За следующие шесть лет подростку довелось побывать и батраком, и мальчиком на побегушках, и курьером, и учеником электромонтера, поработать в типографии и наконец устроиться приказчиком в мануфактурную лавку. Последнее место могло стать для расторопного юноши путевкой в жизнь, но Февральская, а затем и Октябрьская революции навсегда изменили его судьбу. Магазин закрылся, а молодой Исхак добился направления на курсы счетоводов в Москву по путевке казанского Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов: Ахмерову очень хотелось учиться.

Эта страсть чуть позже, когда он успел поработать в Казани снабженцем в разных советских учреждениях, привела его в Коммунистический университет трудящихся Востока. Сюда молодого коммуниста (Исхак вступил в партию в 18 лет) отправили по его собственной просьбе: он стремился получить высшее образование, чтобы открыть себе как можно больше путей в жизни. В этом университете, который готовил управленческие кадры для национальных республик СССР, Исхак проучился всего год, после чего способного студента, проявлявшего особую склонность к изучению иностранных языков, перевели в Первый Московский университет, как тогда назывался МГУ, на факультет международных отношений — предшественник МГИМО.

Из дипломатов – в разведчики

Закончить учебу с первого раза Исхаку Ахмерову не удалось: в 1923 году он устроился работать заместителем директора педагогического техникума, а двумя годами позже молодого человека, знавшего к тому времени три языка — английский, французский и турецкий, приняли на работу в Наркомат иностранных дел референтом. А вскоре его отправили дипломатическим агентом в Бухарскую ССР. Через год, когда эта республика вошла в состав Советского Союза, отлично зарекомендовавший себя Ахмеров стал секретарем в Генеральном консульстве СССР в Стамбуле, а еще через два года – временно исполняющим должность генерального консула в Трапезунде. Головокружительная карьера!

 

Исхак Ахмеров в годы своей работы в США, середина 1940-х годов

Консульские учреждения всегда служили одной из «крыш» для легальных резидентур, и неудивительно, что именно в Турции будущий ас разведки познакомился с сотрудником Иностранного отдела ОГПУ Яковом Минским, работавшим под прикрытием должности атташе полпредства (по другим данным — корреспондентом ТАСС). Судя по всему, ему-то молодой консул и обязан своим переходом на работу в зарубежную разведку: в обязанности резидентов, помимо всего прочего, входило и наблюдение за начинающими дипломатами с целью подбора кадров для Иностранного отдела. И в 1930 году, вскоре после возвращения в Москву и завершения наконец-то учебы в МГУ, Исхак Ахмеров переходит из Наркомата иностранных дел в ОГПУ — сначала в подразделения контрразведки. Два года Ахмеров прослужил в Бухаре: участвовал в борьбе с басмачеством, заодно осваивая практику подбора и вербовки агентов. А в 1932-м перешел в Иностранный отдел, в зарубежную разведку, которой и отдал всю свою оставшуюся жизнь.

От Пекина до Нью-Йорка

Перед первой зарубежной командировкой в Китай новому сотруднику, свободно владевшему турецким, французским и английским языками, разработали такую легенду: турецкий студент-востоковед отправляется в Пекин, чтобы на практике познакомиться с китайской культурой, а заодно подтянуть свои знания английского языка, учась в пекинском американском колледже. Получивший оперативный псевдоним Юнг «турецкоподданный» добился выдачи сначала китайской визы в Риме, затем получил советскую транзитную визу (в посольстве Китая ему объяснили, что путь через СССР быстрее и безопаснее) и в 1934 году прибыл на место. Довольно быстро Юнгу удалось обрасти полезными связями, прежде всего среди товарищей-студентов: многие из них были детьми работавших в Пекине дипломатов и делились весьма ценной информацией.

Исхак Ахмеров в форме полковника госбезопасности. Послевоенная фотография с выставки «Наши соотечественники - герои невидимого фронта» в Казани

Такой успех Юнга не остался незамеченным в Москве, и через год его срочно отзывают домой, чтобы сразу же отправить в новую загранкомандировку, на этот раз в США. Поводом для спешки стала необходимость расширения советской резидентуры в этой стране. В августе 1934 года прежний резидент, Валентин Марков, живший и работавший в Америке под именем Артура Вальтера, при загадочных обстоятельствах скончался. Он был найден в бане отеля «Луксор» в Нью-Йорке с ранением в голову и вскоре умер в больнице от пневмонии. Руководителя резидентуры заменил разведчик Борис Базаров, который и запросил для себя помощников: резидентура разрасталась, и вести всю агентурную работу одному становилось непросто. Поэтому едва успевший прийти в себя после Пекина агент Юнг получил в Москве все необходимые инструкции и отбыл в Швейцарию, где получил американскую визу и несколько дней спустя на пароходе «Нормандия» отбыл из французского Шербурга в Нью-Йорк. И вскоре в стенах Колумбийского университета появился новый студент Билл Грейнке, а в Москве получили первые шифровки от агента Юнга...

Операция «Снег»

Первая командировка в США заняла у Исхака Ахмерова четыре года, за которые он успел создать собственную разведсеть. В нее входили два десятка высокопоставленных чинов в самых разных американских ведомствах, в том числе военные и дипломаты, а также сотрудники Госдепартамента и министерства финансов. Это позволяло Ахмерову получать копии докладов американских дипломатов в Европе и подробно информировать Москву о позиции США по тем или иным международным вопросам. Именно в это время главной помощницей советского разведчика стала Хелен Лоури — племянница генерального секретаря Компартии США Эрла Браудера. Начав с обеспечения разведчиков конспиративными квартирами, она чуть позже стала добывать для них легальные документы и выполнять обязанности связного, а в конце концов начала и сама получать информацию для резидентуры.

Полковник Исхак Ахмеров и его вторая жена Елена Ивановна, она же Хелен Лоури, конец 1960-х годов

В 1939 году американская резидентура НКВД получила приказ наркома свернуть деятельность, законсервировать источники и в полном составе вернуться в Москву. В ответ Исхак Ахмеров отправил телеграмму с просьбой разрешить ему остаться в США и продолжить работу, а также… жениться на Хелен Лоури, получившей к тому времени оперативный псевдоним Таня. Как вспоминал позднее его непосредственный руководитель начальник внешней разведки НКВД Павел Фитин, эта просьба вызвала сильное раздражение у наркома Лаврентия Берии, и только напоминание о том, что Браудеру благоволит сам Сталин, смягчило ситуацию. В том же 1939 году Исхак с Хелен поженились, а через год, когда Ахмеров все-таки вернулся в Москву, его жена получила советское гражданство под именем Елены Ивановны Ахмеровой.

Во многих исследованиях говорится, что в 1940-41 годах Исхак Ахмеров из-за своей строптивости был понижен в должности до стажера. Однако по сведениям разведчика генерал-лейтенанта Виталия Павлова, именно в это время он вместе с Ахмеровым занимался разработкой и реализацией операции «Снег», целью которой было перенацеливание интересов Японии с СССР на США. Исхак подготовил специальный меморандум, в котором как специалист по Китаю дал свои рекомендации относительно того, какую позицию следует занять Америке по отношению к действиям японцев на Дальнем Востоке. В конечном итоге стараниями Валентина Павлова этот меморандум попал в руки одного из американских чиновников, и все его положения в конечном счете вошли в знаменитую ноту госсекретаря США Корделла Халла, переданную японскому послу 26 ноября 1941 года и ставшую одной из причин того, что в декабре 1941 года Япония начала войну не с Советским Союзом, а с США.

Награды полковника Исхака Ахмерова на выставке «Наши соотечественники - герои невидимого фронта» в Казани. Кроме этих орденов, легендарный разведчик был также награжден знаком «Почетный сотрудник госбезопасности» и несколькими медалями, в том числе медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»

Второй раз в Америке

После Перл-Харбора, когда стало ясно, что операция «Снег» удалась, Юнга решили вернуть в Америку руководителем нелегальной резидентуры. К этому времени одной из важнейших задач, поставленных перед внешней разведкой НКВД, стала добыча информации по разработке в США атомной бомбы, и источники Ахмерова сумели ее обеспечить. Кроме того, ему удалось наладить получение информации о планах и действиях Германии, которая поступала по каналам американских спецслужб и дополняла данные, поступавшие в Москву по другим каналам. В частности, некоторые исследователи считают, что Ахмеров был одним из тех разведчиков, которые сообщили о готовящихся сепаратных переговорах в Берне, а также о том, что США разыскивают и вывозят к себе немецких ученых, имеющих отношение к работам по атомной и ракетной тематике.

По данным СВР, в общей сложности только в 1943-45 годах резидентура Юнга сумела передать в Центр 2500 микропленок, информация с которых после обработки заняла свыше 75 тысяч машинописных страниц. Чрезвычайно эффективная сеть могла бы работать и дальше, если бы не предательство одного из агентов — Элизабет Бентли, работавшей с Ахмеровым с 1943 года. Юнга и Таню спешно эвакуировали в Москву, где полковник Ахмеров занял должность заместителя начальника управления внешней разведки.

Памятник разведчику Исхаку Ахмерову, открытый в парке отдыха Алое поле в центре Челябинска 16 апреля 2015 года

Он трудился на этой должности десять лет и отвечал в том числе за подготовку знаменитого разведчика Рудольфа Абеля, а после отставки продолжал периодически работать в качестве преподавателя английского языка в Высшей школе КГБ вплоть до своей смерти в 1976 году.

Антон ТРОФИМОВ. История.РФ.

Картина дня

))}
Loading...
наверх